История анатолийского рока — Fast Food Music

История анатолийского рока


Предисловие

Анатолийский рок. Подобное словосочетание наверняка незнакомо массовому слушателю. Оно порождает массу вопросов. Что и кто является его создателем? Что же это за загадочная и неизвестная «Анатолия»? Откуда пошла эта музыка и как она звучит? Обо всём стоит рассказать по порядку.

Ответ прост. Эта музыка пришла из Турции. С течением времени эта страна выросла из небольшой области на западе Малой Азии до огромной империи, простиравшейся от Алжира до границ Ирана. Её место в мировой истории и культуре переоценить сложно. Называть её «больным человеком Европы» в корне неверно. Турецкое культурное наследие очень велико. В стране, например, существуют старинные круговые танцы (хорон, зейбек и другие) и многочисленные виды собственных музыкальных инструментов. А кто из нас не танцевал под забавные и непонятные песни Таркана? Он является едва ли не самым известным восточным исполнителем.

Практически всё время своей истории Турция представляла собой Османскую империю. Она подарила миру множество интересной музыки. Многочисленные произведения, созданные в период её существования, принято называть классической османской музыкой. Во время исполнения в центре внимания обычно находится певец, которому сопутствует небольшое музыкальное сопровождение. Она играется как правило на восточных инструментах, таких как, например, кемендже и канун. Также используются барабаны под названием кюдюм.

Османская империя также подарила миру первые военные марши. Группы музыкантов, которые их играли, называли мехтерами. Ядро таких групп составляли янычары. Поэтому такую музыку чаще всего называют янычарской. Позднее Гайдн, Бетховен и Моцарт создавали свои маршевые композиции, подражая туркам (турецкие марши – прим. автора).

Османские султаны тоже активно увлекались и занимались музыкой. Свои произведения писали, например, Сулейман Великолепный и Махмуд I. Другим большим любителем искусства был Селим III. Его интерес к музыке проявился ещё в те времена, когда он был наследником престола. Селим создал 14 макамов (в данном случае это лад с особым разделением тонов – прим. автора), три из которых используются до сих пор. Его авторству принадлежат 64 композиции. Часть из них включена в современный репертуар классической османской музыки. Селим также играл на нее и танбуре (восточные музыкальные инструменты – прим. автора).



Современная турецкая музыка стала всемирно известна благодаря Евровидению. Так, в 1997 году третье место занял Шебнем Пакер с песней Dinle. В 2003 году победу в конкурсе одержала турецкая певица Сертаб Эренер с англоязычной песней «Every Way That I Can». В следующем году 4 место заняла рок-группа Athena. Аналогичного результата добились Кенан Доулу в 2007 году и Хадисе в 2009 году. Второе место на конкурсе заняла также ню-метал группа manga в 2010 году.

В своём последнем (на момент написания статьи) альбоме под названием «Suspus» рэпер Ceza засэмплировал одного из самых известных турецких гитаристов, Джахита Беркая (речь о треке «Kim Olduğunu Unut» – прим. автора). Когда я узнал о нём, мне открылся огромный пласт совершенно неизвестной ранее музыки. Она включала в себя элементы разных культур. Песни были глубокими, проникновенными и эмоциональными. В них западные электрические инструменты шли рука об руку с восточными и создавали таким образом удивительную атмосферу. Изначально я был уверен, что это очень похоже на то, что называют арабеской. Однако перелопатив ещё больше руды, я узнал, что это совершенно иная музыка, которую называют анатолийским роком. Неожиданно было узнать и о том, что её сэмплируют в том числе и американские рэперы. Но говорить о степени известности турецкой музыки будет глупо. Даже Скепта однажды сделал кавер на Таркана, используя сэмпл одного из его старых хитов.

В данном материале вы узнаете о том, что представляет из себя анатолийский рок и в чём его принципиальное отличие от другой турецкой музыки – арабески. Читатель узнает о том, кто такие кемалисты, и как они участвовали в процессе формирования этой музыки. Эти сведения помогут сформировать общее представление о социально-политической ситуации в Турции того времени. Статья последовательно восстанавливает события того времени и повествует обо всех ключевых периодах и персоналиях. Вы также найдёте ответ на вопрос о том, почему жанр называют именно анатолийским роком.



Предыстория

Первая мировая война поставила точку в существовании Османской империи. Эта страна испытала немало сложностей и понесла ощутимые потери. После Мудросского перемирия она столкнулась с новыми трудностями. Коалиция западных держав оккупировала Стамбул и разогнала османский парламент. Иностранные армии наседали также с юга и юга-востока. Греческие войска оккупировали Измир и быстро продвигались вглубь страны. Условия, выдвинутые Севрским мирным договором 1920 года, выглядели для Турции непосильными. Стамбул и черноморские проливы передавались под международное управление. Территория страны сильно урезалась и передавалась в большинстве своём государствам-победителям, которые создали бы там свои сферы влияния. Казалось, хуже уже быть не может и судьба Турции предрешена.

Ситуацию изменил Мустафа Кемаль Ататюрк. В годы Первой мировой войны он успешно командовал турецкими войсками в Дарданелльской операции, в ходе которой одержал решительную победу. Затем Кемаль был отправлен на Кавказ сражаться с российской армией. Там Мустафа также достиг определённых успехов за относительное короткое время.

Американский журналист Эмиль Ленджиел писал тогда:

«Он снова продемонстрировал, что турок был хорошим солдатом, если у него был дельный и рассудительный командир. Турки обратили внимание на выдающиеся способности генерала, чьим вторым именем было “безукоризненность”».

Затем он был отправлен южнее, в Месопотамию, а потом в Алеппо. Однако его успехи практически не повлияли на общую картину боевых действий. Страна потерпела поражение. После оккупации Стамбула и роспуска османского парламента Кемаль в апреле 1920 года созвал в Анкаре собственный парламент – Великое национальное собрание Турции. Этот законодательный орган функционирует и по сей день. Энергичная деятельность национального собрания включала в себя и формирование новой армии. Это позволило Турции отстоять свою независимость и заключить новый Лозаннский мирный договор в 1923 году. Тогда же была провозглашена республика.

В новом государстве Ататюрк развернул масштабные реформы, памятуя о том, к чему привели Османскую империю консерватизм и отсталость. Изменения коснулись практических всех сфер жизни: фамилий, одежды, языка и алфавита, промышленности, финансов и многого другого. Будучи образованным человеком, Кемаль не оставил без внимания и культурную сторону жизни турецкой нации. Важным решением в этой области было создание классификации турецкой народной музыки и архивация её образцов. Этот процесс начался в 1924 году и продолжался вплоть до 1953 года. На тот момент было собрано около 10000 народных песен. По указу Ататюрка также был создан новый гимн, который получил название «Марш независимости».

Нельзя не сказать о деятельности человека по имени Зия Гёкальп. В эпоху Кемаля он был депутатом парламента от города Диярбакыр. Гёкальп начал свою политическую карьеру ещё до Первой мировой войны. За свои взгляды и активную деятельность он был прозван отцом турецкого национализма. В 1923 году он написал книгу под названием «Основы тюркизма». В ней Зия утверждал, помимо всего прочего, что классическая османская музыка имела византийское происхождение. Гёкальп считал, что «настоящая» народная музыка была до-османской и доисламской. Именно такая музыка показывала, по его словам, «сущность турецкой культуры» и «гениальность турецкого народа». Однако взгляды Гёкальпа шли ещё дальше. Его книга содержит в себе идею о модернизированной и ориентированной на Запад народной музыке.

Профессор колледжа Картон в Нортфилде, Пьер Хеккер, писал:

«Имея это в виду, он предлагал соединить турецкие и европейские музыкальные традиции».

Под влиянием идей Гёкальпа Ататюрк даже отправил группу молодых композиторов учиться в Европу, чтобы по возвращении они могли создавать турецкую музыку на западный манер. В 1923 году консерватория Стамбула открыла факультет Западной музыки, а факультет Восточной был закрыт. Новая власть не гнушалась ничем. Студентов, которых ловили за тем, что они играли «восточные мелодии», подвергали строгому наказанию.

Огромную роль также играло радио. На пике кемалистских реформ по всей Турции насчитывалось около 5000 радиоприёмников. Для того времени это было внушительным показателем. На эти устройства транслировались образовательные программы, посвящённые новому турецкому языку, истории и фольклору. Вместе с тем играла музыка с Запада. Восточную же кемалисты запретили в 1934 году. Для турок начался долгий период поиска собственной идентичности и новой музыки, с которой они могли бы себя отождествить.

«В Османской империи энергия, труд, все усилия людей прилагались не для удовлетворения желаний, стремлений и потребностей нации, а во имя эгоистических целей, для утоления алчных страстей и вожделений той или иной личности»  – Мустафа Кемаль.



Происхождение названия

Обратимся к этимологии. Прилагательное «анатолийский» является однокоренным к слову «Анатолия». Оно переводится с древнегреческого как «восток» или «восход (солнца)». Греки называли так Малую Азию, на территории которой Турция по большей части и расположена. Европейские территории турки называют Восточной Фракией. Эта область занимает порядка 5% площади страны. Вопреки распространённому заблуждению, Анатолия не является исторической областью или каким-то отдельным регионом.

В Турции жанр называется Anadolu Rock, потому как «Anadolu» и значит «Анатолия». Это слово восходит также ко временам Османской Империи и её системе элайетов, один из которых назывался Анатолией. Он охватывал почти весь запад Малой Азии и являлся одной из важнейших провинций. В эпоху Танзимата административное деление в империи было изменено. Это произошло после «Закона о вилайетах» 1864 года. Элайеты были заменены более многочисленными вилайетами по европейскому образцу. Перемены коснулись и анатолийского элайета. Он был разделён на несколько небольших вилайетов и упразднён как единица административного деления.

Существует также так называемый статистический регион под названием Центральная Анатолия. Он связан с темой статьи разве что только из-за названия. Деление Турции на «статистические» регионы не является официальным. Оно создано статистами для улучшения процесса переписи и оценки численности населения. Поэтому его можно считать разве что некой условной переменной, нежели каким-то документально закреплённым названием.


История развития

После образования новой Турецкой республики правительство кемалистов предпринимало попытки создать новую музыку для новой нации. Зия Гёкальп писал:

«Чтобы создать свою собственную музыку, мы должны работать над нашими мелодиями и создать в них полифонию, согласно правилам гармонии музыки Запада».

Усилия новой власти были направлены на то, чтобы создать чистую турецкую культуру, лишённую арабского и османского влияния. Ататюрк хотел, чтобы турки слушали симфонии и оратории ровно по тем же причинам, по которым он хотел, чтобы они носили западную одежду и пользовались латинским алфавитом. Он был убеждён, что в новом государстве туркам будет ближе западная музыка, нежели что-то восточное.

Этот процесс выглядел не таким простым и быстрым, как может показаться. В 30-ых годах XX века на турецком радио исполнялась, как правило, западная музыка. По мнению кемалистов, такой репертуар должен демонстрировать турецкую «европейскую» идентичность. Это был, например, вальс, танго или джаз, а также европейские оперы на турецком языке. На светских мероприятиях, организованных правительством, также предпочтительнее была именно западная музыка. Доходило до того, что на радио иногда запрещалась даже турецкая музыка. Власти отдавали предпочтение Западу. Простое население долгое время развивалось и росло на совершенно иной, в частности, османской музыке. Его не привлекала западная полифония. Люди находили радиостанции в арабских странах и слушали их. По этой причине музыка с Востока становилась всё более популярной. Так появилась арабеска. Она была предтечей того, что сейчас называют анатолийским роком.



Арабеска

Арабеска (по-турецки Arabesk)  – турецкая музыка в арабском стиле. В ней содержатся элементы балканской и ближневосточной музыки, хотя ритмы и мелодии основаны главным образом на арабских и византийских. Чаще всего арабеска исполняется в миноре, во фригийском ладу. Основными темами песен являются тоска, одиночество, борьба человека с собственными трудностями и проблема любви. Последняя занимает в арабеске особое место. По словам Орхана Генджебая, которого считают одним из основателей жанра, слово «арабеска» значит «в арабском стиле» или «арабское влияние». Интересный факт: Генджебай не считает слово «жанр» хоть сколь-нибудь употребительным по отношению к этой музыке.

Реформы кемалистов были крупным политическим успехом, особенно в Стамбуле и Анкаре. Однако они не могли похвастаться поддержкой населения из южных и восточных областей Турции. Западная классика особо не была там распространена. Иногда она даже отвергалась людьми. Гораздо более популярным было египетское радио, где играло что-то, похожее на арабскую музыку. Многие турки предпочитали именно это, не чувствуя удовлетворения от государственных радиостанций. Долгие годы они росли на совершенно другом. То, что предлагали им кемалисты, казалось навязанным извне. Мощным подспорьем для арабески и её распространения были египетские фильмы. С 1936 по 1948 годы в Турции было показано 130 фильмов из Египта. Музыка в них имела восточные мотивы, благодаря чему жители сельской местности легко находили себя в ней. Например, саундтрек из фильма «Слёзы любви» стал одним из самых продаваемых в стране в 30-ые годы. Усилия государства пресечь это имели ограниченный успех. Постепенно кемалисты поняли, что люди охотнее слушают восточную музыку, имеющую арабские или исламские корни. Поэтому ничего не оставалось, кроме как запретить её. Это произошло в 1948 году. Запрет был наложен не только на импорт египетских фильмов, но и на вещание египетского радио. Всё это способствовало развитию новой индустрии, которая подражала египетской музыке и копировала её. Турецкоговорящие слушатели никогда не понимали песен на арабском языке. Переводы на турецкий сильно увеличили их популярность. После того, как эти песни начали понимать, они постепенно закрадывались в умы и сердца слушателей. Турки стали принимать эту музыку как свою собственную. Для них это было культурно ближе, чем то, что насаждало новое правительство.

Арабеска, возможно, не бросила бы кемалистам вызов, если бы не урбанизация и либерализация экономики. Вместе с тем в 50-ые и 60-ые годы XX века происходила масштабная индустриализация. Необходимы были новые рабочие руки. Эти процессы вызвали огромный приток мигрантов, большинство которых составляли как раз жители бедных южных и восточных областей Турции.

«Социальное и культурное разделение городской жизни в Стамбуле основывалось на размежевании тех, кто проживал в центральных районах, и людей, которые жили на окраине в поселениях, похожих на деревни», – социолог Айше Ёнчю.

Эти люди, обитавшие на периферии, враждебно принимались коренным населением и зажиточным средним классом. Городские жители называли такой феномен миграции «нашествием крестьян». Они сетовали на нравственное падение и утрату каких-то ценностей. Поэтому внутри больших городов мигранты были исключены из дружелюбной и надёжной среды, в которой они существовали у себя дома. Новоприбывшие не были подготовлены к резкому изменению обстановки вокруг себя. Им, в отличии от жителей городов, была ближе культура, которая напоминала о доме. В этих условиях арабеска нашла почву для развития в городах. Развивающаяся индустрия давала мигрантам отдушину и источник эмоционального комфорта.

Песни в арабеске основаны на контрасте пения и аккомпанемента. Певец выступал вместе с большим оркестром. Для жанра характерно также использование длинных, растянутых припевов. Этот элемент был заимствован из египетской музыки. Тексты помогают взглянуть на то, как чувствовали себя люди с окраин страны внутри турецкого общества. Песни часто выражали чувство беспомощности и уязвимости. В них рассказывалось о трудностях, которые встречают люди из традиционных семей, пытающиеся сохранить свои ценности и достоинство. Они сталкивались с суровыми управляющими фабрик и быстрыми, ветреными женщинами современного мира. Из-за всего этого их мучили агония и чувство отчаяния. Арабеска смягчала культурный шок для тех, кто «совершил путешествие» из своих периферий в центр страны. Она напоминала им родные места.

Первым крупным успехом стал выпуск альбома уже упомянутого Орхана Генджебая 1968 года под названием «Bir Teseli Ver». Он продался тиражом в 600.000 копий. Это было значимое событие. Другим коммерчески успешным артистом был и остаётся Ибрахим Татлысес. Его даже называют «императором турецкой эстрады». В 70-ых годах он бил все рекорды по продажам внутри страны. Другим важным моментом был выпуск альбома «Acıların Kadını» певицы Берген в 1986 году. Он считается настоящей классикой жанра. Нельзя не отметить певца по имени Азер Бюльбюль. Он создавал протяжные и по-настоящему трогательные произведения (умер в 2012 году – прим. автора).



Арабеска дала голос тем, на кого не обращали внимание государственные СМИ и новое турецкое общество. Это способствовало тому, что менялся и сам жанр. По мере роста его популярности в конце 80-ых и 90-ых годах XX века многие известные артисты стали включать в свою музыку элементы западного и турецкого попа. Использовались также и электронные биты. Эти новшества делали арабеску только популярнее. Песни становились менее драматичными по тексту и общему посылу. Как уже было сказано, центральной темой была любовь. Менялось и то, как о ней пели. В 1950-ых, 60-ых и 70-ых годах слушателю рассказывали историю неразделённой любви с девушками современного быстрого мира. Там они отвергали лирического героя за его традиционность. В 1990-ых же исполнители уже сами были частью этого мира. Тема взаимоотношений людей, разделённых статусом в обществе, была неактуальна. Любовные песни теперь повествовали о невзаимной любви вообще. Трудности быта выражали теперь более абстрактно. Больше не существовало привязки к культурным различиям.

Изменилось и то, как выглядели исполнители. Теперь они носили джинсы, очки Ray-Ban и модную одежду. Они сбривали свои усы. Клипы походили на то, что делали турецкие поп-звёзды: в них были красивые женщины, предметы роскоши и незамысловатый вызывающий сюжет.

Однако оставался один большой вопрос, который арабеска не смогла решить до конца. Это проблема национальной идентичности. Турецкие учёные и богословы задавались этим вопросом на протяжении всей своей истории. Взгляды на этот вопрос различались. Кто-то считал успех арабески победой «восточной идентичности». Кто-то говорил, что нельзя дать точного ответа и турки находятся как бы меж двух огней (Западом и Востоком). Хакан Явуз, профессор политической науке в университете Юты писал, что турецкая идентичность не близка ни к западной, ни к исламской, но включает в себя элементы обеих. Эту проблему предстояло решить следующему поколению музыкантов.

Сейчас арабеску не считают музыкой подавленных, враждебных, оторванных от общества людей. Пропасть между жителями городов и мигрантами исчезла. Арабеска нашла своё достойное место. Теперь её воспринимают как гибрид арабской и турецкой народной музыки. И именно такое сочетание особенно характерно для анатолийского рока. Этот жанр начал свой путь с конкурса под названием «Золотой микрофон».



«Золотой микрофон»

В середине 1960-ых годов турецкое общество претерпевало серьёзные культурные изменения. Происходило формирование многопартийной демократии. Вырастало поколение музыкантов, родившихся уже при кемалистских порядках. Оно получило большое преимущество из-за возможности ознакамливаться с записями The Beatles, The Rolling Stones, Led Zeppelin, Pink Floyd и других популярных в то время групп. Эти молодые люди внимательно следили за иностранной музыкой. 60-ые годы сопровождались различными проблемами, такими как война во Вьетнаме, расовая сегрегация, активное протестное движение и прочее. Всё это служило толчком для рок-н-ролла и только разжигало к нему интерес. Бунтарская и распутная музыка пугала консервативно настроенную часть турецкого общества, которая не желала её распространения. Правящие круги считали рок-н-ролл ещё большей опасностью. Их попытки предотвратить это вылились в том числе и в организацию крупного музыкального соревнования.

«Золотой микрофон» (по-турецки Altın Mikrofon) проводился газетой «Hürriyet» в период с 1965 по 1968 годы. Этот конкурс во многом помог сформировать современный анатолийский рок. Организаторами было заявлено, что финалисты смогут побывать в крупной студии, записать собственную 7-дюймовую пластинку и получат возможность поехать в тур по стране. Однако была одна загвоздка: необходимо было создать или музыку в западном стиле, или традиционную народную песню. Также можно было создать совершенно иную композицию, которая будет совмещать в себе восточные и западные элементы.

Такое мероприятие позволяло убить сразу двух зайцев. Оно помогало укрепить позиции народной анатолийской музыки в обществе и позволяло отсрочить возникновение музыки, которая якобы несла в себе угрозу стабильности общества. Однако, в отличии от своих коллег по цеху из США и Великобритании, родоначальники турецкого рока никогда не имели каких-то экстремистских или революционных взглядов. Они также говорили о бунте, сексе, выражали социальный протест, но вместе с тем писали музыку о любви, страдании, жизни, смерти и прочем. Эти люди создавали песни о горах, временах года или даже крупных исторических фигурах вроде османских султанов. В анатолийском роке присутствовала восточная красота.

На «Золотом микрофоне» начали свой путь многие люди, которые потом станут легендами жанра. Но всё было очень сумбурно. Группы, которые принимали участие в конкурсе, просуществовали недолго, несмотря на все свои достижения. Так, в 1965 году Mavi Işıklar заняли второе место со своей закрученной «Helvacı», а Silüetler стали третьими с песней «Kaşık Havası». В 1966 году те же Silüetler одержали победу с динамичной «Lorke Lorke». Mavi Işıklar снова стали вторыми с песней «Çayır Çimen Geze Geze». К сожалению, в том же году оба коллектива распались. Другая группа под названием Moğollar (Монголы – прим. автора) заняла третье место в 1968 году с песней «Ilgaz». После этого они перезаписали другие известные свои песни: «Mektup», «Lazy John», «Everlasting Love» и «Sessiz Gemi». Джем Караджа, будущий участник Монголов, также отметился на соревновании. В 1967 году он занял второе место с песней «Emrah». Ещё одним важным участником был Эркин Корай. Он занял четвёртое место в 1968 году с песней «Çiçekdağı». После конкурса он создал множество других популярных ныне песен, например, «Hop Hop Gelsin».



«Золотой микрофон» полностью оправдал себя. Он дал возможность многим музыкантам обратить на себя внимание. Вместе с тем конкурс поменял вектор развития рок-музыки в Турции. Вопрос идентичности, казалось, также был решен. Это выражалось и на музыкальном уровне: развивающийся анатолийский рок впитывал в себя различные традиции. Саз, который является типичным для восточной музыкальной культуры инструментом, органично звучал вместе с фортепиано. Монофоническая османская классика шла рука об руку с полифонической западной. Анатолийский рок выглядел идеальным решением ещё и потому, что там активно использовалась типичная для Европы и Америки электрическая гитара. Сочетание саза и гитары уже не рассматривалось как что-то взаимоисключающее. Одно дополняло другое. Вместе с восточными инструментами музыканты совмещали, например, трубу и виолончель.

«Мы можем только чувствовать, что находимся на Западе или Востоке. Некоторые люди говорят: “О, мы же ведь на Востоке!” – но только когда речь заходит о чемпионате по футболу или очередном Евровидении. В остальных же случаях мы как бы уже и “на Западе”. Для Запада мы — Восток, а для Востока – Запад. Мы разделяем страны на друзей и недругов турок только потому, что считаем себя центром мира», – Барыш Манчо, 1991.

Однако анатолийскому року ещё предстояло пройти свой путь. В его развитии и популяризации огромную роль сыграли и другие менее известные группы, например, Bunalım и Hardal. Среди большого количества людей выделялись Эркин Корай, Барыш Манчо и группа Moğollar. Они стали символами турецкой рок-музыки.



Эркин Корай

Эркин Корай по праву считается крёстным отцом анатолийского рока. Его нередко называют турецким Джими Хендриксом за виртуозную игру на гитаре, креативность и продуктивность. Он также обладает великолепным голосом. Вклад Эркина состоит и в том, что он работал сразу в нескольких жанрах: не только в классическом роке, но также в психоделик-роке и прог-роке. В своей музыке он сочетал богатое музыкальное наследие Турции с новыми веяниями. Там есть и ближневосточные мотивы, и классические народные песни. Основой для него всегда являлся психоделический рок. Эркин писал очень красивые и глубокие тексты. В течение своей жизни он много путешествовал и играл в самых разных группах. Корай прошёл проверку временем, оставаясь в строю даже во время политических кризисов и военных переворотов. Этот человек оставил после себя огромное количество музыки.

Он родился в 1941 году в Стамбуле. Его мать была преподавателем по игре на фортепиано. Именно поэтому уже в пять лет он играл на пианино. Мальчику это очень нравилось. Он ещё сильнее заинтересовался музыкой. В 15 лет Эркин открыл для себя рок-н-ролл. После этого Корай начал учиться игре на гитаре. Он собрал с друзьями небольшую группу, которая называлась Ritimciler, и старался играть как можно больше. Его первый концерт состоялся 29 декабря 1957 года. Треклист включал в себя как каверы популярных песен, так и свои собственные. Выступление было оглушительным успехом. После него Корай получил первую волну слушателей, а его группа стала самой популярной в стране. Журналы и газеты называли молодого Эркина «сумасшедшим рокером». Всё это при том, что он не выпустил ни одной пластинки. Первым релизом стал сингл из двух песен «Bir Eylul Aksami» / «Its So Long». После этого он был призван в армию. В 1965 году его служба закончилась. Он отправился на некоторое время в Германию. Его выбор пал на город Гамбург. The Beatles и другие британские группы часто давали там концерты. По возвращении в Турцию он был уже не просто музыкантом, а звездой. От остальных его отличали длинные волосы и беззаботный, очень активный стиль жизни настоящего рокера. Впоследствии он выпустил другие популярные синглы. Среди них были «Kizlari da Alin Askere», «Ask Oyunu» и «Kendim Ettim Kendim Buldum». С группой Ter он записал кавер на популярную песню Орхана Генджебая «Hor Gorme Garibi». Корай также продолжал работать над сольным творчеством и записывал один ЕР за другим. Наконец в 1974 году он выпустил первый полноформатный альбом «Elektronik Türküler». Он признан настоящим шедевром анатолийского рока. На нём Корай поёт, играет на гитаре, пианино и органе. Позднее Эркин выпускает другие не менее успешные альбомы: «Erkin Koray (1976) и «Tutkusu» (1977). В 80-ых годах из-за политических проблем в Турции он много путешествует и испытывает недостаток в средствах. Это его не останавливало. Он продолжал и далее выпускать сильные альбомы. В 90-ых годах он несколько снижает активность, но выпускает очередной шедевр: альбом «Gün Ola Harman Ola» (1996). В 2011 году выходит сборник неизданных ранее композиций Корая под названием «Meçhul». Он был тепло принят критиками и слушателями. Известное издание «Pitchfork» поставило ему оценку 8.1/10.



Помимо написания песен и выпуска альбомов Эркин известен также как изобретатель электрического саза – нового инструмента, который имел звукосниматель. Акустические записи Эркина демонстрируют нам все его достоинства. Он был первым, кто открыл в Стамбуле рок-клуб. Об этом Корай однажды скромно сказал: «кто-то всё равно сделал бы это, и неважно, что я был первым».



Барыш Манчо

Он родился в 1943 году в Стамбуле. Его мать, Рикат Уянык, в 1940-ых годах была популярной певицей. Во время Второй мировой войны она родила двух сыновей. Первого назвали Саваш («война» с турецкого – прим. автора). Второй получил имя Барыш, что на турецком значит «мир». Родители хотели таким образом отпраздновать приближающееся окончание войны. Во время учёбы в высшей школе Галатасарай в 1957 году он побывал на выступлении Эркина Корая. Оно произвело на него сильное впечатление. После этого решил собрать собственную группу — Kafardalar. Однако группа долго не просуществовала, потому как, например, сложно было найти хорошего саксофониста или гитариста. В 1962 и 1963 году он уже с другой группой под названием Harmoniler записывает каверы популярных твист-песен. Манчо перепевал турецкие народные песни и делал их рок-н-роллом. Человеком, которого он чтил, был Элвис Пресли. После выпуска из Галатасарай в 1963 году Манчо, подобно Кораю, отправился в Европу. Там он продолжил оттачивать своё мастерство. В Париже и Льеже он собирал группы с местными музыкантами. Песни, которые Манчо тогда записал, были в основном на английском и французском языках. В 1964 году Барыш поступает в Академию изящных искусств в Льеже. Параллельно он отправляется в тур с группой Les Mistigris, который охватил Германию, Бельгию, Францию и Турцию. Он продолжался до 1967 года. В том же году Манчо попал в автокатастрофу, после которой на его лице остался шрам. Тогда Барыш стал отращивать длинные усы. Устав от сложностей работы с музыкантами разных национальностей, он стал участником чисто турецкой группы Kaygısızlar. С ней он не имел успеха. Затем он собирает новую группу под названием Barış Manço Ve … («Барыш Манчо и…» – прим. автора). Вместе с ней он выпустил свой сингл «Dağlar Dağlar», который стал настоящим хитом и продался тиражом в 700.000 копий. Эта песня была необычайно популярна в Европе и стала для Манчо тем, что на Западе называют signature song.

В 1972 он собрал группу Kurtalan Exspres, в которой играл уже до самой своей смерти. С ней он записывал синглы вплоть до 1975 года, когда вышел его альбом «2023». Далее с 1977 по 1980 год он написал ещё три альбома, в которые также входили изданные ранее песни. В 1981 он и его группа выпускает новый диск «Sözüm Meclisten Dışarı», который содержал в себе большое количество хитов. Одним из них стал «Arkadaşım Eşşek» («Мой друг ослик» – прим. автора), который Манчо записал специально для детей. Впоследствии он создал ещё много детских песен. Это значительно увеличило его популярность у молодой аудитории. Однако наибольшим успехом стала песня «Gülpembe», посвящённая бабушке Манчо. Эту чувственную песню по популярности превзошла разве что упомянутая выше «Dağlar Dağlar».



В 1988 году он запустил собственное шоу на канале «TRT 1» под названием0 «От 7 до 77» ( «7’den 77’ye» – прим. автора). Это была смесь ток-шоу, музыкального шоу и документальной программы. В рамках неё Манчо много путешествовал, показывая жизнь в разных странах и общаясь с их жителями. Его популярность была огромна. Барыш даже собирался стать участником президентских выборов в 2002 году. Но его внезапная кончина в 1999 году не позволила этим планам случиться.

Манчо был и остаётся иконой. Он также известен своим восточным образом: длинные волосы, густые усы и украшения. Например, массивные кольца на пальцах рук. Его именем даже называют корабли. В Турции Барыша почитают как собственного Майкла Джексона.



Moğollar

Это одна из самых известных и уважаемых рок-групп Турции. Она была создана в 1967 году. «Монголы» являются слиянием двух других турецких групп – Selçuk Alagöz Orchesta и Silüetler. Её ядро составляли следующие участники: Джахит Беркай (гитара), Энгин Ёруколу (ударные) и Хасан Сел (бас-гитара), Азиз Азмет (вокал) и Мурат Сес (синтезатор). Другими участниками были Айдын Даруга и Неко. Также в их составе появился глава группы Vahşi Kediler, Халюк Кант. С “Монголами” некоторое время сотрудничал Джем Караджа, проживавший в Германии. Однако почти сразу группу покинул Неко. Это запустило череду постоянных перемен в составе, которые позже привели её к распаду.

Пение Азмета и Сеса было во многом подражанием Леннону и Маккартни из-за похожих тональностей. Исполнители перенимали даже их манеру одеваться. Особенно важным для группы стал 1968 год. Прежде всего они выпустили два сингла – «Eastern Love» / «Artık Çok Geç» и «Mektup» / «Lazy John». Также коллектив принял участие в конкурсе «Золотой микрофон», о чём было сказано выше. После этого они получили первую волну популярности. В том же 1968 году на своих первых концертах участники группы носили цилиндры и длинные чёрные плащи, стремясь быть похожими на западных артистов. Они играли на скрипке, виолончели и трубах. Гитары, ударные и бас дополняли их. Такая музыка звучала несколько странно, но только усиливала интерес публики. На выступлениях группа исполняла как собственные, так и известные западные песни. По этой причине их начали узнавать и слушать даже за пределами Турции. В 1969 году, несмотря на очередную смену в составе (ушёл Айдын Даруга – прим. автора), группа начинает давать концерты по всей стране. Последовал выпуск следующего сингла «Dağ ve Çocuk» / «İmece». Музыка, которую играла группа, менялась. «Монголы» начали использовать саз, зурну и другие восточные музыкальные инструменты. Такое смешение они называли анатолийским попом. Группа хотела показать с помощью него богатство и возможности турецкой народной музыки. «Dağ ve Çocuk» стала хитом. После неё коллектив окрестили «королями анатолийского попа». Однако изменения в стилистике отразились на группе негативно. В 1970 году группу покидает Азиз Азмет (вместо него участником стал Эрсен Динлетен – прим. автора). Он аргументировал это тем, что группа проявляет интерес к западной музыке вместо турецкой. В августе группа улетает в Париж, чтобы там продолжать свою работу. Во Франции их встретил Барыш Манчо, с которым они записали ещё два сингла. Энгин Ёруколу вскоре решил остаться в Париже. Его заменил барабанщик группы Mavi Işıklar Айзер Данга. Затем были выпущены несколько альбомов, среди которых стоит отметить два релиза: «Anadolu Pop» (1971) и «Moğollar» (1976). Альбом 1976 года ныне считается классикой анатолийского рока.



Группа была успешна. Её знали как за рубежом, так и дома. Но разногласия и перемены в составе сказались на коллективе отрицательно. Со временем почти все стали уделять больше времени сольной карьере и другим проектам, забыв о группе. Активным оставался только Джахит Беркай, который улетел в Париж, чтобы встретиться там с Ёруколу. Вместе они записали ещё два альбома под именем Moğollar. Однако это не спасло положение. В конце концов группа распалась, что и произошло в 1976 году. «Монголы» воссоединились в 1993 году, но имели уже меньший успех. Несмотря на это, они остаются признанными гениями турецкой рок-музыки.


Подведение итогов.

Значение анатолийского рока для Турции переоценить сложно. Это уникальный жанр, совмещающий в себе элементы двух совершенно разных по происхождению культур. Он прошёл очень долгий путь, совершив эволюцию от музыки маргиналов с окраин до одного из самых известных жанров. Турецкие группы и исполнители имеют успех на фестивалях в Европе. Согласно современным подсчётам, 150 из 200 миллионов кассет, производимых в Турции ежегодно, являются арабеской. Она во многом предопределила то, как звучит и выглядит анатолийский рок. Этот жанр помог также решить проблему турецкой идентичности, над которой многие люди долго ломали голову. Ответом на вопрос о том, что же эта за музыка и зачем она была создана, послужат слова участников группы Moğollar:

«Мы хотим доказать, что наши народные песни тоже богаты. Они имеют душу и с их помощью тоже можно делать поп-музыку».


-->