Слёзы ублюдка: рэпер LiL PEEP — будущее эмо-музыки — Fast Food Music

Слёзы ублюдка: рэпер LiL PEEP — будущее эмо-музыки



LiL PEEP с лёгкостью заявляет о том, что является импульсивным. За неделю до Дня благодарения он сидел на сером диване вместе со своей девушкой Лайлой в собственной двухкомнатной квартире в Лос-Анджелесе. Они познакомились месяц назад на съёмках одного из клипов и сделали татуировки с именами друг друга на следующий день. Лайла, в данный момент печатающая на своём ноутбуке пальцами с ярко розовыми накладными ногтями, явно сочетающимися с накрашенными ногтями Пипа, также впоследствии присоединилась к нашей беседе.

«Я делаю что хочу и когда хочу», — утверждает Пип, которому на данный момент двадцать лет. Он расплывается в улыбке Чеширского Кота, держа в руках стеклянный бонг около часа, так и не поджигая его. Волосы окрашены в ярко жёлтый цвет, немного видно корни — из-за этого артист напоминает подражателя Джастина Бибера с большим количеством татуировок на лице. Мантра «Греби деньги, умри молодым» набита на его лбу. Его яркие причёски стали своего рода визитной карточкой. Увлекаться ими он начал ещё в средней школе, когда увидел причёску Джерарда Уэя из My Chemical Romance во времена «The Black Parade». Сегодня цвет волос Пипа варьируется от ярко розового до жёлтого, хотя в ближайшее время он планирует покрасить их в чёрный.

Образ — самое главное для нашего героя, которого в жизни зовут Густав Ар. Когда он не совмещает футболки с изображением Кэти Перри и хоккейные джерси с жутко яркими джинсами, он выступает без верхней одежды, демонстрируя всем татуировку «LOVE» на животе с грустным смайликом вместо буквы «O». Он выставляет напоказ свои отношения с Лайлой, только недавно опубликовав фотографию, где он лижет ей задницу, с подписью «Вкусный обед». Теперь у него больше подписчиков в «Instagram» (112,000), чем на «SoundCloud» (82,000), где он впервые презентовал свою первую песню около года назад.

«Это как профессиональный рестлинг, каждый примеряет на себя определённый образ», — говорит Пип. «Если ты недостаточно интересный, то всем будет на тебя плевать, потому что ты ничем не отличаешься от остальных».



Пип очень харизматичный, но при этом он не является клоуном, очередным Рифф Раффом. Он — олицетворение тоски эмо-волны, не относящийся к рэпу или року. В его музыке встречаются гитары, 808-ые и продакшн, напоминающий так называемую «Стену звука». Этот жанр описывали как «новая эмо-музыка» и «эмо-трэп» — среди вдохновителей числятся Gucci Mane, Panic! At The Disco да Crystal Castles.

Дебютный релиз «LiL PEEP» (Part 1) тотчас отделил его от конкурентов. Он рвёт горло, смешивая пение с речитативом и повествуя о злоупотреблении наркотиками, суициде, бывших девушках. В его творчестве слышны отголоски Курта Кобейна с его влечением к саморазрушению — на этом построен весь микстейп «Hellboy», выпущенный в сентябре и записанный в задымлённой комнате, где не было видно ни зги. Теперь же, живя с Лайлой, он целыми днями смотрит «Скуби-Ду» и записывается здесь же — в комнате стоит розовая лава-лампа и бонг, повсюду разбросана одежда, стены заклеены картоном, посередине красуется микрофон.

Безрассудство Пипа, подпитываемое употреблением наркотических веществ, удивительно, учитывая его родословную. Раньше артист постоянно мотался из Лос-Анджелеса в  Лонг-Айленд, где вырос, — при этом родился он в Пенсильвании. Его отец и дедушка работают профессорами в Гарвардском университете и университете Хофстра, а мать, которую он называет своим лучшим другом, — учительница в начальной школе. Родители развелись, когда ему было 14, и Густав сразу расстраивается, когда я упоминаю об этом: «Да, да… Я с тех пор вообще не говорил с ним, мы в плохих отношениях».

Пип постоянно пропускал занятия, и впоследствии его выгнали из колледжа. В итоге будущий музыкант занимался через Интернет и так получил диплом. «Я никогда не был силён в учёбе», — объясняет он.



При помощи музыки Густав научился выражать свои мысли, в итоге парень переехал в Лос-Анджелес, где и жил последние годы с несколькими друзьями. Сейчас у него только одна соседка, а квартира находится в крупном здании, усыпанном множеством дверей. Внутри всё довольно грязно, на кухне валяется пустая коробка от пиццы, комната в спальне украшена многочисленными автографами исполнителей, заглянувших в гости с тех пор, как он переехал три месяца назад. Выглядит не особо привлекательно, но если верить Пипу, в этом хаосе есть определённый порядок.


Когда рэп впервые заинтересовал тебя?

Когда я впервые узнал об андерграундной сцене Лос-Анджелеса и набирающих популярность рэперах, выпускающих свою музыку на «YouTube» и «SoundCloud». Это вдохновило меня записываться самому. Пошёл в ближайший магазин «Guitar Center», потратил 200 долларов на микрофон, подключил его к своему «MacBook», которым пользуюсь до сих пор, и понеслось. Все треки я записал сам в «GarageBand». Через некоторое время стал замечать, что мои творения набирают десятки тысяч прослушиваний, поэтому продолжил развиваться. В итоге это вылилось в то, что есть сейчас.

Когда ты впервые переехал в Лос-Анджелес?

Сразу после окончания старшей школы. Я думал, что буду платить за жильё деньгами, полученными от музыкальной карьеры, но, как оказалось, тогда я ещё не мог себе это позволить.  Пришлось вернуться в Лонг-Айленд, где я стал зарабатывать всё больше, моя фан-база стремительно расширялась. Теперь мне комфортно:  я прилично зарабатываю, у меня много поклонников, «фолловеров» и людей, готовых помочь.

Каким было твоё обучение в старшей школе?

Я почти не ходил. Сидел по 45 минут и понимал, что больше не могу. Моя школа напоминала закрытый кампус, нам не разрешали покидать территорию до окончания занятий. Приходилось каждый день перепрыгивать через огромный забор, убегать от жирных охранников. Серьёзно. Они говорили: «Завтра тебе придётся ответить за свой поступок». А я отвечал: «Клёво! Я не приду». Сейчас очевидно, что школа толком и не была нужна.

Сильно ли ты увлекался эмо-сценой?

Я слушал разные андерграундные группы, однако не стал бы загонять собственные опусы в рамки. Это новая волна, поджанр эмо-музыки. Не думаю, что моё творчество можно назвать заменой старой эмо-сцены или подражанием ей. Это что-то совершенно новое, адаптированное для современных людей, желающих запрыгнуть в машину и услышать подобное звучание. Мы просто придаём этому такую атмосферу.



На треке «OMFG» ты говоришь о желании покончить с собой. У тебя и правда есть склонности к суициду?

Да, это серьёзная тема для меня. Я страдаю от депрессии, иногда встаю утром и думаю: «Блять, лучше бы я вообще не просыпался». Поэтому я переехал в Калифорнию, подальше от места, где вогнал себя в это состояние, от людей, с которыми общался. Потом осознал, что всё дело во мне. В некоторые дни я могу быть ужасно расстроен, но никто этого не заметит, так как я не рассказываю о своём настроении в социальных сетях. Лучше сделать это при помощи музыки, как обычно.

Тебе прописывали лекарства от депрессии?

Нет. Многие уговаривали меня сходить ко врачу, однако я не хочу. Я люблю курить траву и употреблять любые другие наркотики, попадающие ко мне в руки.

Обычно люди сами ищут наркотики.

Я не люблю платить за них. Люблю получать наркотики бесплатно.



На «Hellboy» постоянно упоминаются девушки, и такое ощущение, будто определённые отношения вдохновили тебя на создание этого проекта. Те, что разбили твоё сердце.

Моё сердце разбивали абсолютно разными способами многие люди — от родственников до возлюбленных и друзей. Если ты доверяешь человеку, то автоматически становишься уязвимым. Затем они предают тебя. В итоге единственное твоё желание — добиться чего-то и плюнуть им в лицо. В этом и фишка.

Просто месть?

Да, у меня набито слово «месть» на предплечье.



Что планируешь дальше делать со своей популярностью?

Развиваться как только могу. Если я не делаю этого, то сразу схожу с ума. Я всегда чем-то занят. Делаю это подсознательно, молча, но никогда не трачу время впустую. Это может выглядеть так со стороны, однако я всегда пытаюсь извлечь вдохновение, будь то разговор с другим человеком, просмотр фильма и так далее.

Уверен ли ты в своих действиях на данный момент?

Да. Думаю, я знаю, что делаю.

И что же?

Пытаюсь сделать так, чтобы как можно больше людей знали обо мне. В ближайшие пару лет моя жизнь круто изменится, я буду очень популярным. Все будут знать обо мне. Я уже сделал столько всего за короткий промежуток времени, что вряд ли моя цель является недостижимой.

Кем ты видишь себя в пределах рэп-сцены?

Понятия не имею. Знаю лишь то, что за этим будет чертовски забавно наблюдать, в том числе узнать, кто в конечном итоге будет со мной сотрудничать. Никто не делал ничего подобного ранее, поэтому трудно проводить параллели. Очень интересно узнать, что будет дальше.

-->