Поиск спокойствия в Стране чудес: интервью с Little Simz — Fast Food Music

Поиск спокойствия в Стране чудес: интервью с Little Simz


Для Little Simz дни были длинными, а ночи — короткими. Раскрутка её второго альбома, «Stillness In Wonderland» («Спокойствие в Стране чудес» — прим. автора), началась в начале зимы 2016 года, а промо и публикации в прессе продолжились и после выхода релиза. Интервью на радио предшествовали короткометражному фильму, фильм — комиксу, комикс — рекламе, а реклама — самому альбому. Выпуск альбома же означал начало тура по Австралии, а этот тур проходил перед собственным фестивалем Симби в Лондоне под тем же названием.

Когда мы встретились, фестиваль, полное название которого — «Little Simz Presents Welcome To Wonderland: The Experience» — и который включал в себя выступления Мика Дженкинса и Nérija, был близок к солдауту. Это было одним из самых больших её сольных выступлений на сегодняшний день, с сотнями поклонников и альбомом, который она ещё не исполняла вживую в Лондоне, своём родном городе, а также городе, ставшим причиной разочарования, царящем на «Stillness In Wonderland».

Симз сделала два альбома: «A Curious Tale Of Trials + Persons» и «Stillness In Wonderland», отчасти вдохновлённых, по словам исполнительницы, Британией и её сезонным характером. Но, несмотря на признание слушателями и теми, кто высоко ставит Симби, её релиз получил мало наград (когда в этом году была объявлена церемония «Brit Awards», Simz не выдвинули ни в одной номинации), её имя было упомянуто в немногих списках, и не так много песен попали в ротацию на радио надолго. Если бы существовала тусовка из записывающих компаний и людей вокруг них, Симз не была бы её частью. Но она по-прежнему обожает Лондон и горда называть его своим домом. Однако Симби не совсем понимает, почему этот город иногда не так благосклонен к ней в ответ.

Она села на заднее сидение серебряного джипа, припаркованного на главной улице восточного Лондона; небольшой перерыв до того, как она снова собиралась вернуться репетировать и записываться. Зимний вечер был морозным и суровым. Всё, что она могла слышать в салоне четырёхколесного джипа, — это спокойный ропот автобусов и мотоциклов, а также такси «Uber», рассекающие по шоссе. Эта симфония сопутствует части города, которая, судя по всему, всегда оживлённая. Симби молчала, наблюдая за расплывавшимся светом фар.

Хотя альбом и называется «Спокойствие в Стране чудес» («Stillness In Wonderland» — прим. автора), похоже, что Simz едва ли была спокойной в эти дни. У неё всегда находилась работа, которую нужно выполнить. Тем не менее, она не особо жаловалась на свой плотный график. В конце концов, Симби сама выбрала жизнь, которая предполагает неустанную работу и определённое беспокойство. Однако если ты упорно трудился, это позволяет путешествовать, мечтать и свободно творить. Это жизнь, которой она наслаждается.

По её словам, она планирует продолжать работать. Даже в такой вечер, как этот, она выглядит устало, а приезд на студию в 5 часов вечера не означает отдыха. «Это весело», — говорит она. «Это выматывает, требует большой продолжительной работы, но всё это в итоге стоит того».



«Noisey»: Когда мы встретились в прошлый раз, мы много говорили о свободе. Что ты понимаешь под этим сейчас?
Little Simz: А что я тогда сказала, напомни?

Ты была на том этапе, когда пыталась выяснить, что это слово значит…
Это похоже на меня. Я по-прежнему на нём, но я также думаю, что становится более понятным, что это значит для меня. Я полагаю, я на том месте, где пытаюсь быть свободной настолько, насколько могу. Я хочу быть полностью свободной с моей музыкой, я не хочу думать об этом слишком много, я просто хочу делать так, как я чувствую, что мне, думаю, удалось на этом альбоме. С помощью определённого звучания у меня получилось соединить вместе то, что позволило хорошо рассказать эту историю. Я показала это наглядно, а не как обычный набор звуков, понимаешь, о чём я?

То есть ты чувствуешь себя свободно в каком-то смысле, так?
С точки зрения креативности — да, но как гражданин — не особо.

Что ты имеешь в виду?
Я чувствую себя немного скованно, будто у меня клаустрофобия. Я чувствую, что одновременно происходит слишком много всего и что вокруг слишком много мнений.

Ты имеешь в виду политику, особенно здесь, в Британии?
Я думаю, это что-то глобальное, то, что по всему миру. У каждого слишком много мнений. Это клёво, но иногда это немного перенасыщено, и трудно понять, что есть на самом деле, что правильно, а что — нет.

В другом недавнем интервью ты говорила, как путешествия позволили тебе осознать, что мир может быть твоим домом. Ты думала о том, чтобы жить где-то ещё?
Да! [Смеётся].

Куда бы ты уехала?
Я хочу побывать в самых разных местах. Есть места, где было бы круто жить по некоторым причинам, определённые места, в которых я бы работала, и такие, где я жила бы просто для того, чтобы жить, чтобы отдохнуть и отстраниться от всего, где я хотела бы осесть и так далее. Разные части мира подходят в разных случаях. Думаю, это зависит от того, где я нахожусь в жизни, но сейчас я точно близка к тому, чтобы уехать из Лондона.

Почему так?
Мне нужна смена обстановки, а в отношении города — не знаю. Иногда очень сильно испытываю клаустрофобию и некоторое ограничение. Я чувствую, что нахожусь в том возрасте, когда хочу немного исследовать, посмотреть, что ещё есть вокруг, и, если ничего не выйдет, вернуться домой. Я чувствую, мой дом всегда со мной.

Ты сказала недавно, что не чувствуешь любви Британии полностью. Эти слова как-то связаны со всем этим?
Я не убегаю от этого. Я чувствую, что каждый познает что-то и решается на что-то в своём темпе, и в Англии это немного медленнее, это нормально. Это не проблема, но я собираю свои вещи и уезжаю, чтобы разобраться во всём где-то ещё, где меня, быть может, больше будут ценить.

Люди думают, что я в «бифе» с кем-либо, что я постоянно злая. Я не знаю, о чём они, но это совершенно не так. Может, предназначение моей музыки — «выстрелить» не здесь, а где-то ещё. И я думаю, что не раскрою свой потенциал полностью, если не выясню это. Мне необходимо находиться вокруг людей или в месте, где я постоянно совершенствуюсь в своём деле, становлюсь лучше, где я развиваюсь. Я иногда чувствую, что топчусь на одном месте, находясь тут.



До того, как вышел твой первый альбом, ты сказала, что чувствуешь, как всё становится лучше. Чувствуешь ли ты сейчас, что как будто расцвела?
Я чувствую, что всё продолжает расцветать. Но на это нужно время, и я всегда понимала, что в моём случае его потребуется больше по разным причинам. Многое изменилось в лучшую сторону с тех пор, я познакомилась с множеством людей, но всё продолжает меняться. Так что просто нужно идти вперёд.

Ты — явно интроверт.
Да, безусловно.

Деятельность музыканта или просто какой-то публичной личности предполагает, что ты играешь на поле экстравертов. Каково это?
Эта сфера несомненно наполнена экстравертами, но я знаю, как вести себя в таких условиях. Я спокойна. Не чувствую, что принадлежу всему, что происходит вокруг. Кто угодно может приспособиться к тому, что я делаю, и я не собираюсь менять то, как веду себя с людьми или отношусь к чему-либо, понимаешь? Это просто не по мне — так поступать.

Ты думаешь о том моменте, когда сможешь делать музыку и не беспокоиться обо всём остальном?
Безусловно. Просто делать музыку, никакой прессы, никакого промо, «Твиттера», «Инстаграма». Ничего. Таков мой план, на самом деле. Однако я понимаю, что мы живём в то время, когда социальные сети — то место, где люди хотят знать, что ты собираешься делать, с кем ты зависаешь. Поэтому я стараюсь сбалансировать всё настолько, насколько могу. Очевидно, что мне придётся делать все эти вещи, я понимаю. Особенно если у меня нет лейбла и никто не жмёт клавиши за меня.

Вызывает ли волнение неопределённость, если ты независима?
Немного. Это забавляет, когда ты на самом деле не знаешь, что произойдёт. Я лишь хочу расширить границы и посмотреть, как далеко могу зайти. Даже если это не сработает, я спрошу себя: «Устраивает ли меня это?» И ответ будет положительный, потому что, надеюсь, моё творчество вдохновит людей на благие поступки или достижение своих мечтаний.

Ты собираешься делать музыку вечно?
Нет… Ну… Я не знаю… Возможно! Есть много вещей, которые я хочу сделать, и музыка — то, в чём я хороша, мне кажется. Я уверена, что мои способности могут развиться ещё больше, но прямо сейчас я чувствую, что буду делать это ещё очень долгое время. Когда мне будет 60 или 70, я могу захотеть вышивать и гладить моих кошек. [Смеётся].

Ты сказала, что хочешь быть «настоящим примером», а не образцом для подражания. Почему для тебя это важно?
Мне не нравится то, что я должна соответствовать каким-то ожиданиям как артист, потому что я сама ни от кого ничего не ожидаю. Я не хочу, чтобы люди ждали, что я буду идеальной, ведь я несовершенна, и никто не должен ждать того же от других. Гораздо проще для меня быть собой, и если я сделаю пару неправильных шагов или поскользнусь, просто поймите, что плохое случается. Полагаю, вы рассчитываете, что я вынесу из этого что-то и стану лучше. Это чисто человеческая черта — желание людей чувствовать, что я такой же, как ты, все одинаковы.



Я думаю, у каждого свой взгляд на это, но что для тебя является «Страной чудес»?
Моё место, наполненное счастьем, моё убежище. Это также место путаницы, место тьмы. Оно значит так много. Страна чудес для меня  — в какой-то мере то место, где я сейчас. И на данный момент в ней всё не очень хорошо.

Что ты имеешь в виду?
Иногда мне кажется, что я живу внутри большого стакана, и все вокруг просто за мной наблюдают. Я не знаю, насколько это странно, но иногда я чувствую себя частью эксперимента, где всё нереально. Я вижу себя очень спокойным человеком, и «Страна чудес» для меня — то, что происходит, когда ты помещаешь кого-то в этот стакан, как меня.

Ты просыпаешься и чувствуешь это каждый день?
Да,почти. Я даже не знаю, важно ли это, но, я думаю, это происходит потому, что мне постоянно снятся кошмары последние три недели. Ужасное чувство, каждый сон, который мне снился, был плохим.

Ты серьёзно?
Да. Я не знаю, что это значит, но это просто нехорошо. Я не могу вспомнить, когда у меня последний раз был хороший сон. Чувство, будто всё размыто между реальным и нереальным, понимаешь? Кто-то из близких во сне может досадить тебе, и ты проснёшься очень раздражённым на них. Я не знаю, сны — это в любом случае жуткая вещь.

Что ты будешь делать дальше?
Ты о снах?

Обо всём. О снах, «Стране чудес». Ты хочешь остаться в этом месте?
И да, и нет. Я заканчиваю мой альбом такими словами: «I dont wanna be here no more». Но это меняется и, я думаю, что оставлю продолжение для следующего альбома.

Как ты следишь за собой?
Просто наблюдаю со стороны время от времени, убеждаюсь, что я клёвая, что моя психика в порядке. Как следует ем и слежу за тем, что со мной всё нормально и я могу работать. Когда это не так, я стараюсь побыть одна и выяснить, что со мной происходит, так как не люблю, чтобы вокруг меня были люди, если мне плохо. Мне кажется, будто выделяется лишняя энергия, которая им не нужна. Я бы просто справилась с этим сама таким образом.

Ты счастлива нынешним положением, в твои 22 года?
Да, мне хорошо, я будто в открытом космосе. Просто живу сегодняшним днём и принимаю вещи такими, какие они есть.


-->