KILLY — канадский артист, который пробился без фита с Drake — Fast Food Music

KILLY — канадский артист, который пробился без фита с Drake

KILLY — канадский артист, который пробился без фита с Drake

Из темноты под затягивающие звуки глокеншпиля доносятся едва уловимые слова. Они захватывают внимание подобно яркой неоновой вывеске, тень которой аккуратно падает на пол. «Я покажу жизнь, которую мы будем проживать вечно» — это не приглашение в секту. Так начинается альбом «Surrender Your Soul», на данный момент единственный большой проект от Халила Татема, известного также как KILLY. И хотя его прорывной сингл, «Killamanjaro», вышел за год до этого, Халил не стал звездой одного хита. На дебютном альбоме принёсшие популярность бэнгеры — уже упомянутый «Killamanjaro», «No Romance» и «Distance» — органично сплетаются с другими, более новыми, треками: задумчивым и печальным «Fireflies», звучным «Never Let Up» и трогательным «Doomsday».

В беседе с порталом «Pigeons & Planes» был затронут в том числе и выбор материала для дебютного альбома. KILLY развеял все сомнения относительно своего статуса, если он вообще производил такое впечатление: «Всё произошло как-то спонтанно. Если не брать в расчёт сам альбом, то у меня уже было [записано] порядка 90 или 100 песен. Треки соединились как-то сами собой. У каждого из них была своя тема, все они дополняют друг друга. Мне кажется, какой-то материал даже лучше, чем то, что есть [на альбоме]. Однако, если смотреть на это как на полноценную работу, каждый из 11 треков отлично сюда подходит».



За релизом «Surrender Your Soul» стоит история длиной в несколько лет. И чтобы осознать её полностью, потребуется вернуться в самое начало. Халил Татем родился в Торонто в семье филиппинки и уроженца острова Барбадос. Однако последующие несколько лет он был вынужден провести на другом конце страны, в городе Виктория. Там родители Халила жили во франкоязычном районе, а сам Татем посещал школу, где уроки проводились только на французском. Среди учеников KILLY был единственным небелым подростком, который, более того, вообще не говорил по-французски. Второй по счёту трек — «Stolen Identity» — посвящён именно восприятию себя и поиску идентичности. Татем всегда был в чём-то непохож ни на родителей, ни на сверстников, и потому чувствовал себя «ущемлённым». В то же время Халил признаёт, что трудности закалили его и лишь усилили хватку. В интервью крупному порталу «Noisey» он рассказывал следующее: «У всех членов моей семьи тёмная кожа. Когда ты растёшь, то в какой-то начинаешь осознавать определённые вещи. Мол, ну, вот есть отец, мать, моя сестра. И наконец я. А мои дети могут спросить у меня что-то вроде: “Почему ты не похож на них?“ […] В Виктории я был вынужден существовать в совершенно чуждой мне белой культуре. Но не буду отрицать, что именно благодаря этому я многое для себя уяснил и стал сильнее. Начал крутиться и всё такое».

KILLY «начал крутиться» сразу после окончания старшей школы, когда вся семья вернулась в Торонто. Он часто ходил на разные вечеринки, где быстро обзавёлся нужными знакомствами. Молодой парень с горящими глазами чувствовал, что находится «среди талантливых людей и тех, кто мыслит точно так же». В их числе были не по годам даровитые продюсеры вроде Wondagurl и Y2K. Именно Y2K написал жизнеутверждающий и протяжный инструментал с характерными хай-хэтами к «No Sad, No Bad». Этот трек занимает важное место в композиции «Surrender Your Soul». Полный автотюна и высоких тональностей, он служит своеобразным мостом от «Killamanjaro», который задаёт общий тон всему релизу, к более спокойным композициям.

По собственным словам, Халил не просто пишет, а «конструирует» треки. Ему свойственен изрядный по меркам молодых исполнителей перфекционизм; а слово «концепт» для него — не пустой звук. Разработка и развитие концептов занимают отдельное место в его работе: «Выбор правильных слов и того, как их сказать, — самое сложное. Допустим, у меня есть хорошая мысль. Если я не могу уместить её в определённое количество слогов или произнести, как мне хочется, то придётся придумать что-то ещё, какой-то новый концепт. Необходим расчёт. Я конструирую треки. Это не просто взять и зачитать под бит». По всему дебютному альбому разбросаны пассажи синтезаторов и зацикленные сэмплы приглушённых клавишных. Этого, по его собственным словам, не делает никто. «Мой звук — больше, чем весь город», — не без гордости заявляет Халил.



Все эдлибы на заднем плане и отдельные инструменты, которые кажутся отчётливо слышимыми, — на самом деле, ни что иное, как голос KILLY. Для Халила голос является важнейшим инструментом в реализации собственных задумок: он может меняться буквально дважды за секунду, подстраиваясь под любой ритмический рисунок. После томных протяжных распевов на слушателя внезапно обрушивается безумный крик. В музыке Халила заключена огромная энергия, которая может выйти из-под контроля при определённом стечении обстоятельств. Или же, наоборот, погаснуть. Тем интереснее для слушателя наблюдать за историей молодого канадца с чёрными короткими дредами в очках с пятиугольной оправой. Особенно если учесть ещё одно обстоятельство.

KILLY не спешит обговаривать и подписывать какие-либо контракты. Халил поглощён процессом создания и всем, что с ним связано. Это, по его словам, «настоящая терапия». Татем предпочтёт закрыться в студии, а затем с облегчением выйти на улицу и с довольным видом сделать несколько затяжек, подумывая о предстоящем концерте. Разве не об этом мечтает каждый артист?