Lil Uzi Vert: Не беспокоить! — Fast Food Music

Lil Uzi Vert: Не беспокоить!

Lil Uzi Vert: Не беспокоить!


Около бухты Каилуа на острове Оаху (Гавайи) расположилась роскошная усадьба, попасть к которой можно лишь миновав крутую извилистую дорогу. Настолько крутую, что вам придётся наклониться вперёд, чтобы получилось идти по ней. Открывающийся перед вами вид на океан захватывает дух. Впрочем, как и огромный роскошный дом с пятью спальнями, раздвижными стеклянными стенами и установленной на него ценой в 15 миллионов долларов. В начале января стремительно набирающий популярность Лил Узи Верт вместе со своими друзьями и коллегами прибыли сюда для того, чтобы провести здесь ближайший месяц. Первые ворота, позволяющие попасть на приусадебную территорию, открываются с помощью специального кода. А вот двери непосредственно во владения могут быть отворены только человеком, находящимся внутри помещения.

Один из менеджеров Узи — мужчина в огромной майке Айверсона по имени Лейтон Лэйк Моррисон — позволяет мне войти. Вскоре после этого мы уже бегло беседуем с Узи на крыше здания. Рослый фотограф вынужден приседать на корточки, чтобы снимки невысокого Лил Узи получились максимально удачными. «Ненавижу фотосессии», — вдруг произносит Узи. Что ж, подобные претензии звучали, пожалуй, во время  всех его интервью для крупных изданий. Я подмечаю, что сложно поверить в это, судя по качеству постов в «Инстаграме», и, кажется, мой комплимент смягчает нрав Лил Узи. «”Инстаграм” сделал для меня так же много, как и “SoundCloud”», — говорит он. Когда мы познакомились часом ранее, Узи наградил меня вялым сдержанным рукопожатием, после чего направился к невероятных размеров экрану, расположенному на стене, чтобы перемотать свой недавний клип на трек «200,000». Работа над инструментальной частью композиции легла на плечи Wheezy, а, помимо Узи своими куплетами также отметились Shad Da God и Quavo.

Так или иначе, Узи и вправду незаурядный парень, ведь, родившись в Северной Филадельфии, он является единственным рэпером не из Атланты, который чувствует себя на битах от Wheezy как дома. Его обаятельный стиль чем-то напоминает молодого Лил Уэйна. Несмотря на отсутствие явных вокальных талантов, Лил Узи активно использует «пение в нос» и смело играет с разнообразными мелодиями. Начиняя свои строки чрезмерным количеством слогов, он не выглядит при этом как чувак, который врывается в круг и пытается сходу продемонстрировать свой сумасшедший флоу, что так характерно для рэперов из Филадельфии. Таких особенностей Узи было достаточно для того, чтобы убедить DJ Drama, легендарного Don Cannon и уроженцев Филадельфии, подписавших его на «Generation Now» в 2014-м году. «Для Филадельфии он — то же самое, что и A$AP Rocky для Нью-Йорка», говорит Драма.



Прослушав несколько более-менее известных композиций исполнителя, становится ясно, что у него нет единого источника вдохновения. Вот вы слышите хвастливый клубный хит «Too Much Sauce» в духе Фьючера, затем видите, как он исполняет трибьют Ронде Раузи под ритмы маримбы в композиции «Ronda (Winners)», и вдруг раздаётся чувственное пение в треке «Stole Your Luv» — настоящей балладе, которую «SoundCloud» дерзко помечает тэгом #AlternativeRock. «Я реально осознаю, что мир намного масштабнее, чем окружающая тебя куча ублюдков», — говорит мне Узи. «Мир больше, чем тот самый район, бро. Вот, что я осознал. Держитесь, если вы уж взялись за дело. Вы же продолжаете заниматься своим делом, верно? Вы продолжаете заниматься одним и тем же, и это ваш стиль жизни: есть одно и то же, размышлять об одном и том же, тратить время на всё те же дела… И так каждый день. Это превращается в некий цикл. И если это цикл, то что вы познаёте прямо сейчас? Ничего».

Прошедший год стал для Узи периодом стремительного взлёта. Вышедший в апреле релиз «Lil Uzi Vert Vs. The World» подарил миру самый известный на данный момент его хит «Money Longer», по праву получивший золотую награду. В июле этого же года свет увидел «The Perfect LUV Tape», одна из песен с которого стала саундтреком к рекламе новых «Джорданов». В то же время он успевает выпустить совместную работу с Gucci Mane. Но и это не всё! Разъезжая по городам в течение своего концертного тура, суммарно Узи успел выпустить целых 33 совместных сингла. Согласно данным сервиса «SoundCloud», он стал музыкантом, на чей аккаунт в 2016-м году подписалось больше всего пользователей. А уже по итогам первой недели 2017-го года Лил Узи, залетев на куплет к парням из Migos, занял первую строчку в чартах «Billboard Hot 100» с треком «Bad & Boujee». «Вы даже не можете себе представить сколько всего этот паренёк сделал за прошедший год… И он сумел добиться того, чего хотел. Он — чёртов трудяга», — утверждает Дон Кэннон.



Находясь на крыше того самого особняка, я облокачиваюсь на плетёное кресло в нескольких футах от Лил Узи, который, вглядываясь в горизонт и будто прислушиваясь к чему-то, держит в руках огромный блант, доставленный ему чуваком по прозвищу Жирдяй.

«Рэп – это декорация», — бросил Узи хмуро. Тем вечером он был одет в винтажную футболку с изображением Мэрилина Мэнсона поверх красно-чёрного лонгслива, тёмно-серые теннисные шорты «Найк» и красные вьетнамки от «Гуччи». На следующий день я встречаю его практически в том же виде, когда он со своими друзьями со скуки начинает прыгать в бассейн с балкона второго этажа усадьбы. Кэннон беспечно напоминает им, что стоит быть осторожнее, ведь бассейн не очень глубокий. Но в ту же секунду Лэйк отталкивается от балкона и с шумом ныряет в воду, оставляя за собой огромный фейерверк брызгов, разлетающихся во все стороны. «Ты просто хочешь привнести в их жизнь что-то хорошее. Вытащить их из трущоб», — говорит рэпер. Он лишь наблюдает за сумасшедшим прыжком Лэйка и решает всё-таки спуститься вниз к бассейну по лестнице. Понимая, что невозможно присоединиться к такому веселью без какой-то дикой выходки, он разбегается, делает сальто вперёд и ныряет.

В какой-то степени рэп в жизни Лил Узи появился благодаря банальной зависти. В десятом классе приятель по имени Уильям Эстон записал фристайл на бит трека Криса Брауна «Look At Me Now». Хайп, который возник вокруг него, и вдохновил юного Узи на то, чтобы попробовать себя в этом деле. На «YouTube»-канале Эстона вы можете найти видео, датированное 2012-м годом, где он вместе с Узи и ещё одним парнем исполняют трек «Steaktown Anthem». Их недолго просуществовавшее трио называлось Steaktown. Бит звучит ужасно старомодно, однако, видео не лишено своего шарма: в одном фрагменте Узи, который тогда именовал себя Sealab Vertical, прямо на баскетбольной площадке виртуозно исполняет пару элементов брэйкданса перед тем, как подобрать мяч и в сумасшедшем дриблинге прорваться сквозь толпу друзей, оформив бросок из-под кольца. На том видео ему всего 17 лет, на его лице ещё нет татуировок, а голову не украшают разноцветные дреды. Однако уже тогда, словно молодой A$AP Rocky, он удивлял слушателей, упоминая в текстах кодеин и спрайт, модные кроссовки и белых малышек, употребляющих кокаин.



Так или иначе, первым, кто предложил Лил Узи настоящий контракт, стал покинувший свой пост соучредитель A$AP Mob — A$AP Yams. К тому времени рэпер уже определился со своим сценическим псевдонимом, который довольно точно отражает его образ. Словно маленький автомат, парень выстреливает прерывистым флоу, неустанно двигаясь только вверх по вертикали своей карьеры. Тогда же Узи и покинул Steaktown, демонстрируя доведённую до совершенства подачу на своём первом радио-хите «UZI», продакшном которого занимался Чарли Хит, впоследствии начавший сотрудничество с Канье Уэстом. Когда Дон Кэннон услышал этот трек на миксе от Diamond Cuts во время легендарного шоу в Филадельфии, он тут же связался с Узи. Вскоре после подписания контракта, команда диджеев «Generation Now» забрала его в Атланту. Как сказал мне Кэннон: «Я знал, что он — звезда. И я хотел сделать всё для того, чтобы ему и его семье жилось лучше».

В то время, когда Лил Узи сделал себе первую татуировку на лице, он был фактически бездомным. Мать выгнала его из родных стен, узнав, что Узи бросил свою первую и единственную работу. «За всю жизнь я работал только четыре грёбаных дня», — говорит Узи. «Я не мог заниматься этим. Я будто ненормальный. Находясь там, я только и думал о том, почему я вообще это делаю». Покинув дом, вскоре Узи набил слово «Вера» («Faith») на верхней части лба. «Я воспринимал это так, что если у меня тату на лице, я должен бросить все свои усилия на достижение цели. Ведь не мог же я пойти работать в офис вместе с этим дерьмом на лице. Мне нужно было сфокусироваться на том, что я действительно хочу делать».

Сейчас с первого взгляда сложно определить количество татуировок на его лице. Многие из них являются символами Адинкра, принадлежащими западноафриканскому племени Акан. Самая узнаваемая из них — маленький круглый символ под левым глазом, означающий «Господь — владыка». Узи говорит, что рэп — это первая вещь, на которой он сконцентрировался с таким усердием, и лишь задумчиво кивает головой, размышляя о том, в каком деле он смог бы преуспеть подобным образом. «Представь, дружище, я мог бы стать астронавтом. Да, конечно, Гавайи — это круто. Но космос — это же намного масштабнее. Нет, само собой, я люблю то, чем занимаюсь. Мне нравится заботиться о своей семье. Но всё происходящее заставляет меня думать, что я избрал наиболее простой путь».

На следующий день Узи вместе с вместе со своими товарищами решает провести время, катаясь на мотоциклах. Популярность такого времяпрепровождения в Филадельфии и близлежащих окрестностях Восточного побережья стремительно растёт день за днём, несмотря на местные запреты. Я следую за ними на ферму, что затаилась глубоко меж холмов деревеньки Халейва. Вместе с Узи туда направляются его личный помощник Д. Рич, вышеупомянутый дилер по прозвищу Жирдяй, креативный директор Спайк и некий Мин, представившийся менеджером продюсера. Также вместе с ними в путь отправился ещё один продюсер, называющий себя Ike Beatz, чья гигантская татуировка «Fuck It» на шее заставляет усомниться в его дружелюбии. Само собой, к компании присоединился Кэннон, а также два друга, роль которых во всей этой делегации так и осталась невыясненной. За исключением Кэннона, все ребята приехали из Филадельфии, чтобы впервые увидеть остров собственными глазами.



Двумя не присоединившимися ко всеобщему веселью стали частый соратник Узи Maaly Raw, прибывший поздним вечером того же дня, и Киша Ли — штатный разработчик студии звукозаписи «Means Street» в Атланте, затаившаяся в арендованном особняке. «Я — довольно тихий человек и не люблю излишнее внимание, шумные тусовки… Думаю, что Узи хочет, чтобы вокруг него находились обычные ребята. Просто крутые чуваки с которыми можно расслабиться», — говорит Киша.

В той поездке также не оказалось Brittany Byrd  — единственной музы рэпера, которая по совместительству является его стилистом. Их отношения с Узи завязались в конце 2014-го года. Вскоре Бриттани бросила школу дизайна в Парсонсе, отправившись вместе с исполнителем в тур по всей Америке, неоднократно появляясь на сцене для того, чтобы обменяться с ним поцелуями.

Узи говорит, что она собирается посетить Гавайи в период их пребывания здесь, тут же охотно комментируя её отсутствие на последних фотографиях в социальных сетях: «Чувак, я — рэпер. Всё проёбано, понимаешь? Наши отношения пошли наперекосяк. Но, знаешь, я люблю её такой, какая она есть, и она меня любит таким, какой я есть. Так что всё будет в порядке». Со слов Драмы, Бриттани отказалась давать интервью.

После прогулки и ланча гавайским мороженым и чесночными креветками, которые были поданы именно в такой последовательности, Узи вместе со всей компанией погрузились в два автомобиля и направились обратно в особняк. По прибытии все участники путешествия тут же пошли к бассейну, а я остался ждать, пока Узи примет душ, чтобы в конце концов усесться вместе для более официального интервью. Но было похоже, что после череды приключений он напрочь утратил интерес к нашей с ним предстоящей беседе.

Всё становится предельно ясно, когда ко мне спускается представитель компании «Atlantic Records», захлопнув дверь и немедленно заблокировав раздвижную дверь на второй этаж. Как оказалось, он  ютился здесь около часа, слушая песни Лил Узи и играя в компьютерные игры. Через некоторое время он вернулся с новостями о том, что «Узи сегодня капризничает» и более не желает сидеть на месте, да и не хочет, чтобы автор данной статьи увязался за ним на студию вечером.

Представителю «Atlantic Records»  и ребятам из «Generation Now» — Драме, Кэннону и Лэйку — уже давно перевалило за тридцать, и все они годятся в отцы артисту. Каждый из них в той или иной степени ответственен за его творческую работу и хорошее самочувствие.

Лэйк рассказал мне, что «Generation Now» организовали эту поездку для Лил Узи, чтобы избавить его от излишней рассеянности и дать возможность создать себе иное творческое пространство. В какой-то момент я думаю о том, как он плескался в бассейне вместе со своими друзьями, и вспоминаю, что говорил мне Узи накануне: «Я не стану кривить душой, мужик, я здесь для того, чтобы работать. Я здесь для того, чтобы записать свой альбом. Я бы занимался этим дерьмом, будучи в Лос-Анджелесе, но не стал из-за моих ребят… Я никогда прежде здесь не был, и тут реально круто. Это настоящее благословение, однако мои друзья не получили бы шанс побывать здесь ни в этой жизни, ни в следующей… Впрочем, мне безразлично всё это дерьмо вокруг. Единственная настоящая радость для меня — это выступать на сцене!»



Я охотно верю, что мало вещей в жизни способны доставить большее удовольствие артисту, чем выступление на сцене, тем не менее, работа артиста подразумевает не только шоу, афтепати и отели. Формирование настоящей фанбазы требует внимания к картинке, брендингу и коммуникации. И Узи соглашается, говоря, что рэп — это декорация. Неужели сейчас он решил бороться со своим тщеславием? Капризный — это, пожалуй, справедливое определение для него в тот момент, но разве это не предсказуемый результат того, что он в свои 22 года уже заработал в разы больше, чем многие сумели заработать за всю жизнь?

«Я — рок-звезда!» — это одна из дежурных фраз Лил Узи Верта. И если отменить интервью в угоду тому, чтобы «почиллить» со своими друзьями — это не поведение рок-звезды, тогда как же они ведут себя? «Теперь я делаю, что захочу», — и ведь правда, Узи ничуть не соврал. Но на фоне всего этого я не могу не задаться вопросом, подходит ли рэп-журналистике формат репортажа? И вообще, нужны ли фанатам Лил Узи его интервью? Что вообще должны ожидать услышать фанаты от любимых артистов, когда те находятся в таких необычных условиях, как наш герой?

Позже мне поведали о том, что Узи вместе с ребятами не могли ничего написать в течение первой недели, проведённой на Гавайях просто потому, что не могли поймать «вайб». Возможно, Гавайи оторвали нашего героя слишком далеко от его привычной среды? А, быть может, роскошь для него — это нечто большее, чем способ отвлечься?

На следующий день мы оказываемся на диком пляже, который носит название Чайна Уоллс, в надежде устроить большую фотосессию для обложки журнала. Большинство местных жителей, которые хоть как-то умеют плавать, приезжают в эти места для того, чтобы заняться сёрфингом или же понырять с 15-футовой скалы в воду. Скалистая поверхность пляжа образована из многочисленных слоёв застывшей лавы, поэтому для того, чтобы выбраться из воды на берег, вам придётся воспользоваться всеми четырьмя конечностями.

В начале ведущей вниз тропинки стилист установил своеобразный стеллаж для одежды, пестрящий множеством вариантов. На нём я вижу и слегка выстиранные джинсы от «Acne», и розовые спортивные шорты от Тома Брауна, и пёструю красно-синюю кофту от Андерсон с настолько длинными рукавами, что они спокойно бы достали до земли, если бы носящий не контролировал этого. Также я замечаю вышитый золотыми блестящими нитями комбинезон.



Наконец-то появившись, Узи целенаправленно проходит мимо установок и поднимается вверх по тропинке. Он одёт в чёрный кардиган на голое тело, на нём куча бриллиантовых колье и кулонов, чёрные джинсы и новенькая обувь от «Гуччи» с толстой подошвой и маленькими кроликами, изображёнными по всей поверхности. Съёмки задерживаются почти на три часа, поскольку в последний момент рэпер перенёс начало для того, чтобы отправиться за покупками, хотя, со слов Maaly Raw, они провели всё утро за видеоиграми. Мы встретились у подножия скал. Я поздоровался с ним и заметил, что на одном из ботинок развязан шнурок. «Я знаю», — словно отрезал Узи и продолжил шагать дальше, не завязывая его.

Во время фотосесии около двадцати местных зевак тусовались на Чайн Уоллс, и двое из трёх уже стабильно обращаются к Узи по имени. Он даёт пять всем им, делает пару коллективных снимков и благодарит за поддержку. С фотографом он менее приветлив. Уже через полчаса артист выглядит невероятно хмурым и уставшим. Всё его естество словно страждет от невероятных мук, и, кажется, ни один человек не в состоянии понять природу этих страданий.
Фотосессия моментально сводится на нет, когда на пляже появляется группа старшеклассников и начинает курить бланты в нескольких футах от Узи. Всё это мгновенно привлекло внимание рэпера. И вот, через несколько мгновений он уже находится в окружении толпы полуголых гавайских подростков, которые неустанно крутятся то туда, то сюда, чтобы сделать пару фото с Узи на свои телефоны.

Позже, во время  перерыва, я нахожу на краю обрыва Узи, орущим на Дона Кэннона и Диджея Драму. «Это тупость! Я — самый умный человек на земле, но сейчас я буду вести себя как полнейший кретин!», — прокричал исполнитель. Внезапно он оказывается среди листвы, изящно бросающей тень на его лицо. Фотограф делает пару снимков, что моментально выводит рэпера из себя. «Чувак, будет лучше, если в журнале не окажется ни одной фотографии, на которой я без драгоценностей!», — говорит Узи, в то время как стоящий рядом телохранитель снимает с него украшения одно за другим.

Так или иначе, нам с Узи всё ещё предстояло провести запланированное интервью. По рекомендации DJ Drama, я сходу начинаю задавать ему вопросы. В процессе фотосессии мы переместились на противоположную сторону пляжа, вниз от единственного входа. Вместе с Узи мы возвращаемся к его команде. Каждый из ответов отрывист.


Чем ты занимался до того, как начал писать рэп?

Клянусь, чувак, я просто расслаблялся!

Я заметил, что ты — большой любитель мелодичных напевов, да?

Это трэповое пение. Весело, звучит круто, и малышкам очень нравится.

Как ты взаимодействуешь с остальными артистами? Есть ли какая-то конкуренция?

Я ни с кем не соревнуюсь. Единственный человек, с которым я соперничаю, — это я сам. Я пытаюсь тягаться со временем. Но победить время невозможно. И знаешь, что произойдёт, если ты однажды победишь время? Ты просто умрёшь, а время всё равно возьмёт верх!

Как ты думаешь, почему твоё творчество так сильно отличается от привычного для Филадельфии стиля?

В Филадельфии круто. Это крутой город. Чёрт его знает, я выступал в разных городах. Пожалуй, можно сказать, что везде всё одинаковое, только люди разговаривают по-своему.

Ты знаешь, мне кажется, что твоя музыка в большей степени ориентирована на женскую аудиторию. Как считаешь?

Если ты заметил, когда я фотографировался со старшеклассниками на пляже, я не обращал внимания ни на одно слово, произнесённое парнями. Я слушал только девушек. Мне не нравятся парни. Зачем мне это?


Когда мы, в конце концов, добираемся до его свиты, Узи стряхивает с себя ботинки от «Гуччи» и изо всех сил швыряет их в океан. Увы, я никак не могу повлиять на происходящее, однако вспоминаю, что стоит такая обувь около 950 долларов за пару. Затем Узи быстро снимает с себя всю одежду и облачается в чёрную шёлковую пижаму.

Мы продолжаем наш разговор. В какой-то момент он начинает нарезать круги около меня, и мне приходится постоянно поворачиваться за ним, чтобы не испортить качество записи. Оставив в стороне некую пренебрежительность, с которой обычно Узи отвечал на вопросы, он ведёт себя действительно искренне.


Драма говорил, что он вместе с Кэнноном решил забрать тебя на Гавайи, вознаградив таким образом за труды. У них было впечатление, что ты бы не смог самостоятельно придумать себе вознаграждение…

Я не знаю. Я не стал бы награждать себя. Я уже вознаграждён

Что ты имеешь в виду?

Ну, я действительно вознаграждён! Смотри: я не умер и не живу там, где родился. Я в состоянии двигаться вперёд, так что я уже вознаграждён. Это дерьмо не для меня».

Какое дерьмо?

Это рэп-дерьмо. Я ненавижу это.

То есть, этот дар и есть твоё проклятие?

Ага. Ты хочешь знать, что такое проклятие? Я должен заботиться о своей семье. Вот оно, то самое проклятие. Я должен заботиться обо всей моей семье. И потому я не могу остановиться. Если бы мне не нужно было заботиться о семье, всё было бы чётко, поверь.

Но ты бы всё равно чувствовал потребность создавать что-то?

Да, я бы делал детей!


  • K-Real

    Мне он нравится