Migos: как создать культуру — Fast Food Music

Migos: как создать культуру

Migos: как создать культуру


В этом интервью Migos объясняют, как им удалось стать теми, чьи песни звучат в плеерах людей со всего мира.

Ранее, отвечая на вопросы для издания «The FADER», Quavo сказал: «Я вижу весь этот хайп вокруг нас, но стараюсь не обращать на него внимание. Иначе ты становишься чересчур ленивым». Летом 2013-го, когда Quavo было 22 года, Migos врывались в эту игру, вместе и по отдельности демонстрируя сумасшедший флоу, который смог взбудоражить уже устоявшиеся традиции Атланты. Тогда же Drake выпустил свой ремикс на их недавно вышедший хит «Versace».

Эти события произошли три года назад, но создаётся впечатление, что прошло куда больше. За это время парни успели выпустить с десяток стоящих проектов. По итогам трёх лет Migos уже могут похвастаться синглами, получившими «золотой» статус и возглавившими первую строчку в чартах, и множеством хитов, взрывающих клубы сегодня. Именно благодаря им танцевальное движение, именуемое «дэбом», обрело сумасшедшую популярность. Наверное, нет ни одного американского подростка, который хотя бы однажды не попробовал исполнить «дэб». Offset успел выйти из тюрьмы, опять попасть под стражу и вновь стать свободным. Их стиль копировали, за ними повторяли, однако, вне зависимости от этого, Migos прославились. Не так давно Дональд Гловер, также известный как Childish Gambino, во время вручения ему «Золотого глобуса» поблагодарил Migos за их творчество.



Однако, несмотря на то, что гениальность ребят была признан всеми, Quavo считает, что артисты по типу Гловера по-прежнему пользуются «уважением более высокого уровня». Migos назвали свой новый альбом «Culture» неслучайно. Таким образом они хотят подчеркнуть свой весомый вклад в музыку. «Мы действительно гордимся этим», — говорит Quavo. «Пытаемся показать, что молодёжь может сделать всё». И тут уж Migos никогда не сомневались в себе. Они уверены в своей способности завоёвывать расположение тех, кто до сих пор оставался к ним глух. Что ж, Migos можно смело называть антиподами лени.

В телефонном режиме прямиком из Лос-Анджелеса Quavo, Offset и Takeoff поведали о том, как учились записываться на студии, об их жажде стать признанными и о тех, кому адресована их музыка.


Offset: В мире много групп. Все они собираются вместе… Но мы даже не воспринимаем себя как группу. Я не думаю, что это тот случай, когда ты состоишь в коллективе с двумя другими парнями и даже не знаком с их семьёй, не знаешь, откуда они родом… Нет, у нас другая история. Эти ребята — мои ближайшие родственники и единственные люди, которых я действительно знаю. Вот почему мы постоянно проводим время вместе. Я не знаю никого другого.

Takeoff: Повзрослев, я решил попробовать добиться успеха в музыке. Я любил это и потому усердно работал. У меня не было больше ничего, чем я мог бы заниматься. В свободное время я просто записывал песни. Находил разные биты, возился с ними. Просто делал это, создавая что-то для себя. Слушал свои песни, понимая, что могу делать рэп, при этом не выпуская релизов. Я получал настоящее удовольствие от процесса именно потому, что мне это действительно нравилось. Когда Quavo возвращался с футбольных тренировок, я включал ему свои записи.

Offset: Мы научились всему в юном возрасте. За два года до выхода «Versace» мы раздобыли оборудование и скачали какой-то бесплатный софт. Тогда мы абсолютно ничего не знали. Ладно, честно говоря, Quavo всегда был более продвинутым в вопросах звукозаписи. Именно благодаря нему я познал всё это. И мы научились делать рэп. Quavo и Takeoff уже записывали треки, учась в средней школе. Я записывал Quavo, тот записывал меня, затем Takeoff — вот так всё и происходило. У нас абсолютно не было денег.

Quavo: Мы всегда были как братья, начиная ещё со средней школы. Мы учились в северной части города. Это же глухая окраина. И раз мы выбрались оттуда, то хотели быть уверенными, что работаем на полную мощность, дабы прославить наш городок. Это не совсем Атланта, но мы сделали его частью Атланты.

Takeoff: Обычно люди думают, что ты появишься на радарах, выпустишь один супер-хит и канешь в лету. Но нужно доказать им, что они ошибаются.

Quavo: Когда мы выпустили «Versace», люди прониклись этим, но не в полной мере. Большинство просто подумали: «Окей, это мода». Но если ты включишь и послушаешь это сейчас, то поймёшь, что мы говорим всё о тех же вещах. Молодое поколение знает, кто мы такие. Они выучили наш особый язык. А все остальные должны были расти вместе с нами.



Takeoff: Мы навели очень много шума в Северной и Южной Каролине. Реально взорвали, когда впервые выступили там. В принципе, место не имеет значения. До тех пор, пока мы будем видеть, что где-то есть люди, готовые прийти на наши концерты и действительно поддерживающие и любящие нашу музыку, мы будем приезжать туда.

Quavo: Мы взяли всё и сразу, сделали большой скачок. Мы кайфовали, находясь у себя на районе и в Атланте, далее — рассекая по Джорджии, затем — посетив все штаты вокруг нас. Мы хотели покорить сначала наш штат, а потом и всю Америку. Людям из Нью-Йорка наша музыка нравилась сильнее других. Дошло вплоть до того, что, согласно цифрам, жители Нью-Йорка активнее ходили на наши концерты, чем в Джорджии. Даже активнее, чем на Юге Америки в целом. Мы никогда не расстраиваемся, ибо всё, что произошло, здорово тренирует, закаляет и ведёт к успеху.

Offset: Я всегда считал, что наши песни — номер один. У нас есть целый список. Я мог бы дать двухчасовое выступление, и народ знал бы мои песни. Но иногда ты должен всё-таки напрячь свою задницу, чтобы пробиться. Это наша работа. Мы тратим наше время на выступления и тем самым расширяем фанатскую базу для последующих концертов. Это не позволяет остановиться.

Takeoff: Нас трое, поэтому всё, что мы делаем, сперва проходит несколько этапов. Мы всегда придумываем что-то. Какая бы идея меня ни посетила, я непременно делюсь ею с парнями. Наш план действий всегда тщательно продуман, поскольку мы вместе приходим к общему знаменателю, дабы получить наилучший результат. В процессе каждый готов уступить в тех или иных спорных ситуациях, зная, что его мнение услышано. У нас три разных стиля, и это куда лучше, чем один.

Offset: Я говорю о боли и о той грубой стороне этого мира, которая вызывает страх у многих людей.

Takeoff: Я могу играть со своим флоу, сделать его медленным, размеренным или же ускориться. Людям нравится быстрый, прерывистый. Все мы обладаем разными голосами и манерой врываться на трек. Где-то я могу копнуть глубже, зазвучать так, будто я — самый старший среди ребят, хотя, на самом-то деле я младше всех. Теперь фанаты знают каждого персонажа. Однако я ощущаю, что они не знают мою сущность в полной мере. Я невозмутимый. Не люблю говорить попусту. Я не настолько разговорчив, как Quavo и Offset, предпочитаю лишь наблюдать. И вряд ли скажу что-либо кому-то в укор до тех пор, пока не перестану чувствовать себя комфортно в том или ином окружении. Пока не пойму, что реально знаю тебя, никогда не откроюсь в полной мере. Мы постоянно веселим друг друга, и я тоже могу быть забавным парнем. Но точно не стану открываться кому-либо до тех пор, пока не почувствую себя в своей тарелке.



Offset: Мы постоянно на студии, всё время проводим там. Один из нас может записываться, а двое других играть в видеоигры или что-то типа того. К примеру, бывает Quavo рубится в какую-то игрушку, я подхожу к нему, мол: «Что это у тебя тут?», — он доиграет и даст поиграть мне. Нам не нравятся большие студии звукозаписи, потому что они банально не могут позволить нам заниматься тем, чем мы хотим.

Quavo: Рэп-игра будет длиться настолько долго, насколько ты сам этого захочешь. Не стоит сходить с ума от своих достижений. В юношестве я играл на позиции защитника, и мой тренер всегда говорил мне: «Делай всё постепенно, шаг за шагом, матч за матчем». Всякий раз, когда ты достигаешь чего-то — к примеру, зарабатываешь тачдаун — ты всё равно должен забить, всё равно должен идти вперёд. Одна игра будет сменять другую, за нынешним сезоном последует новый. Это вечная тема для меня. Мы не можем постоянно оставаться довольными. Как только мы зарабатываем какие-то очки, мы радуемся, но вскоре вновь возвращаемся к работе. Всегда есть к чему стремиться, куда расти.

Takeoff: Всё то, что мы делали для людей, в итоге привело к зависти со стороны многих. Но мы сдержали эти удары. Это как в песне «Bad & Boujee». Раньше внимание не было приковано к нам так, как сейчас. Теперь они наконец раскрыли свои глаза. Раньше девушки описывали себя словами «on fleek», но сейчас они чувствуют себя «bad and boujee».

Offset: Песня «Bad & Boujee» связывает нас всех вместе. Идея пришла в голову совершенно внезапно. Этот трек много значит для меня. Я записал его в одиночестве в своём подвале.

Quavo: Знаешь, когда ты немного расслабился, ты ощущаешь себя на высшем уровне, тебе даже не хочется прикасаться к вещам. Это дерьмо может быть грязным, и ты не прикасаешься к нему. Ты — чистый игрок. Тот момент, когда никто не может прикасаться к тебе, когда никто не может оказаться слишком близко. И ты должен чувствовать себя так, будто ты — президент.

Quavo: Наше выступление с «Bad & Boujee» в Нигерии было незабываемым. Это наш первый визит в Африку. Они постелили для нас красную дорожку, выразив всю свою любовь. Было такое ощущение, что мы по-прежнему в Штатах. Тамошние люди разбираются в музыке, знают наши песни и в курсе того, что происходит в мире.

Takeoff: Музыка на сцене играла так громко… Я думал, что мои барабанные перепонки вот-вот лопнут.

Offset: Никогда не забуду это выступление. Было нечто невероятное! Я чувствовал энергию этих людей, и она будоражила всё внутри меня.

Quavo: Наш стиль понимают во всём мире. Это не что-то местечковое. Наш стиль универсален. Вот почему люди ощущают себя причастными ко всему, что мы делаем. Мы же, в свою очередь, чувствуем их. То, что мы делаем, охватывает весь мир. Мы выступаем для всех людей.



Offset: Наша музыка поднимает дух. Это музыка, которая даёт толчок, подбадривает тебя. Вот, что я стараюсь дать людям. Я верю в Бога и много времени уделяю духовности. И мне нравится делать то, что позволит кому-то чувствовать себя круто, стать лучше. Песня может в корне изменить ход событий. Мы просто пытаемся не дать кому-либо впасть в уныние. Трамп стал президентом? Окей, это наша реальность. Хорошо ли это для меня или плохо, от реальности никуда не деться, нужно лишь заставить её работать во благо. Я не хочу принимать чью-либо сторону, не желаю быть вовлечённым в политику. Когда речь заходит о Президенте, я просто говорю, что он такой, какой есть сейчас и нам лишь остаётся помогать нуждающимся и идти дальше. Это жизнь, чувак.

Quavo: Мне кажется, что в нашей музыке есть что-то мрачное. Мрачный грайм, но более энергичный. Она приносит счастье вместе с долей агрессии. Хм, я бы не стал относить это к панку. Надо назвать это как-то иначе… Например, трэп-фанк.

Offset: Название нашего нового альбома напрямую связано с культурой хип-хоп-музыки. Время всем узнать об этой культуре. Настал час заявить о себе. Пришла пора понять, что мы — Migos, и мы — то, что мы делаем. Мы многое дали музыке. Migos — это и есть культура. Без шуток. Мы получили признание от множества артистов, находящихся на более высоком уровне.

Quavo: Фристайлы, флоу, повторяющиеся припевы — вся эта культура пошла оттуда, и мы должны закрепить это. Я хочу, чтобы наши имена напрямую ассоциировались с этим стилем, потому что мы самоотверженно тратим наше время и упорно трудимся, дабы быть услышанными молодым поколением.

Например, сумасшедшая история с «дэбом»: ты однажды создал это движение, и всё — теперь оно будет существовать вечно. Я счастлив, что у нас есть своё собственное танцевальное движение и благодарю детей за то, что они подхватили эту волну. Люди знают, кто стоит у истоков.

Мы стараемся показать людям, что молодое поколение способно на многое. Мы можем задавать тренды и прийти к этому, пройдя свой собственный путь, а затем присоединиться к реальным чувакам, получив их респект. И мы испытываем гордость. Похоже, что старички в этой игре уже отходят от дел и мы должны кое-что доказать им. И нам не терпится. Да что там, всем не терпится увидеть, как мы взрываем, не завися от ветеранов этой игры. Мы рады каждому, кто приобщается к нашей музыке. У нас достаточно денег для всех и достаточно работы для того, чтобы трудиться не покладая рук. Мы — молодое поколение, мы все связаны друг с другом. Дональд Гловер и Ченс, они из того же поколения, что и мы, только более уважаемы в мире.

Offset: Ваше мнение важно для нас. Для нас имеет значение, что вы думаете обо всём этом. Когда Дональд Гловер делает нам комплимент, это означает, что он действительно так считает. И мы любим Дональда за его искренность.



Quavo: Я хочу, чтобы люди знали, что мы — крупные артисты и забавные парни. Мы талантливы во многом, достаточно дальновидны, можем работать с любой музыкой и разными жанрами. Мы можем создавать одежду. Мы сами записываем наши песни. Все треки на альбоме «Culture» были сведены и отмастерены нами.

Offset: Мы благословлены от рождения. Этого нельзя добиться искусственным образом. Музыка рождается внутри и идёт из моего сердца. Она просачивается оттуда наружу. Никогда не будет группы, подобной нам. Бог благословил нас, мы это заслужили и теперь неустанно трудимся.

Quavo: Что бы ни произошло после 27 января, просто подождите. Мы всегда делали так, чтобы вам хотелось ждать чего-то нового от нас. Я хочу продолжать работать и просто наблюдать за тем, что будет происходить дальше. И я не прошу многого, мне лишь хочется чувствовать себя спокойно, трудиться и жить в комфорте.