Большое интервью Петера Дмитриева — режиссёра клипов Cardi B, A$AP Ferg и Waka Flocka Flame — Fast Food Music

Большое интервью Петера Дмитриева — режиссёра клипов Cardi B, A$AP Ferg и Waka Flocka Flame

Большое интервью Петера Дмитриева — режиссёра клипов Cardi B, A$AP Ferg и Waka Flocka Flame

Петер Дмитриев — американский клипмейкер русского происхождения, который принимал участие в съёмках видео для French Montana, A$AP Ferg, Waka Flocka Flame, Dave East и других именитых артистов. Наибольшую известность ему, однако, принесло сотрудничество с Cardi B, результатом которого стало видео к прорывному «Bodak Yellow».

В интервью Петер поделился впечатлениями от работы с Карди, а также намекнул на скорый приезд в Россию Наса и его протеже Dave East. Само собой, не обошлось без разговора о становлении Дмитриева как клипмейкера и источниках его вдохновения.


На данном изображении может находиться: один или несколько человек, ночь и часть тела крупным планом


— Ты родился на окраине Москвы, буквально несколько лет пожил здесь и затем переехал в Америку. Чувствуешь ли ты на себе влияние родины, этих бесконечных серых «панелек»?

— Да, безусловно. Особенно если учесть, что мы живём в век информационных технологий, когда доступ к Интернету имеется практически в любой точке мира. Конечно, в начале 2000-ых у меня не было и быть не могло полной картины происходящего, так как, например, «YouTube» тогда ещё не существовал. Знаешь, после переезда в столь раннем возрасте (мне тогда было семь лет) многое быстро стёрлось из памяти. Но теперь, когда информацию можно получить непосредственно с места событий, я ощущаю всё более сильную связь. Всё это заставляет задуматься о российской действительности, её эстетике. Особенно о Москве. Да, полагаю, это влияние я ощущаю на себе лишь в течение последних нескольких лет.

— То есть у тебя появился источник информации.

— Да, конечно. Приезжал же в Россию я в последний раз в далёком 1998 году (совсем ненадолго), если не ошибаюсь. С тех пор, как я уже сказал, многое забылось. Так что именно благодаря Интернету в последние пять лет я начал ощущать всё более тесную культурную и эмоциональную связь с родиной. Москва тоже всплывает в моём сознании уже более отчётливо.

— Как, по-твоему, эта связь оказывает влияние на твоё творчество?

— Мне кажется, не так сильно. Пока что, во всяком случае. Думаю, во многом на меня влияет не какая-то конкретная особенность России, а моё происхождение и моя идентичность в целом. Отчасти я всё равно остаюсь русским человеком. К тому же то загадочное, что принято называть «русской душой», завораживает меня. Там ощущаются пустота и мрак, присущие работам величайших людей искусства — взять того же Достоевского, например. Я чувствую связь со всем этим.

— Посещал ли ты какое-нибудь профильное учебное заведение (связанное с производством видео), когда переехал в Штаты?

— Нет, ничего такого. Я по большей части самоучка. Мой лучший друг учился в Нью-Йоркском университете, и я помогал ему, когда у него был курс по киноискусству. Например, с какими-то короткометражными фильмами, с домашним заданием. В общем, учился вместе с ним. Благодаря ему же мне достались знания, которые люди получают в лучших киноинститутах мира. В остальном я всё изучал сам.

— Это впечатляет. Как начался твой путь? Ты сразу начал с видео, или, может быть, рисовал, фотографировал?

— Началось всё, как ни странно, с музыки.


Картинки по запросу Москва Медведково

Медведково — район Москвы, в котором родился Петер


— Саундтреки?

— Именно. Музыка всегда стояла у меня на первом месте. Только благодаря ей я и увлёкся видео. Сначала мне хотелось писать саундтреки. Некоторые молодые режиссёры, с которыми я был знаком, даже присылали мне свои фильмы, в основном — малобюджетные. И всё-таки мне самому ближе независимое кино. Многие из этих фильмов были настолько плохи, что в какой-то момент я задался вопросом: «Почему я ещё не купил камеру и не начал делать что-то своё?» Это обстоятельство очень сильно мотивировало. К тому же меня уже знали на каких-то сайтах и форумах. Там я мог с лёгкостью узнать, допустим, какая камера или софт лучше всего подходят для каких-то конкретных задач. Тогда у меня появилась первая фотокамера, Panasonic GH1. Это был настоящий бум фотоаппаратов DSLR: дешёвая «зеркалка» обеспечивала кинематографическое качество.

— Я случайно нашёл твой профиль на «SoundCloud»… Там очень необычная музыка, которая звучит, как настоящий саундтрек.

— О да! Пока я отложил всё в долгий ящик, потому что сейчас занимаюсь другими вещами. Но кто знает, что и как сложится потом. Я подумал, мол, пусть это хоть где-то останется.

— Что ты тогда слушал?

— После переезда в Штаты мы с родителями жили в городе Элизабет, штат Нью-Джерси. Не сказать, что это очень уж приветливое место. Многое там было и до сих пор связано с хип-хопом. В старших классах я учился в Elizabet High School. В то время это была одна из самых больших школ не только в моём штате, но и в стране в целом. Там тоже жизнь была не сахар: насилие и всё то, что обычно идёт в комплекте к нему. В молодости я слушал много рэперов из Нью-Джерси. Например, Naughty By Nature. Они из Ист-Орэнджа. Все города по соседству — Патерсон, Ирвингтон, Ньюарк — считаются опасными. И, что примечательно, многие знаменитые рэперы вроде Queen Latifah и Лорен Хилл родом как раз отсюда. Я слушал всё, что у них выходило. Затем после окончания школы произошёл резкий переход к классической музыке, и в тот период жизни я пробовал писать музыку к фильмам. Всё это вкупе оказало на меня огромное влияние.

— Какие рэп-клипы тех лет впечатлили тебя? Может быть, даже повлияли на то, что ты делаешь?

— Знаешь, пока я учился в старшей школе, я не особо задумывался вроде: «О, здесь мне нравится стиль съёмки. А вот тут круто снято». Честно, никогда не думал, что стану режиссёром. Уже потом, когда я сам начал снимать клипы, я пересматривал всё это и черпал вдохновение. Видео у Missy Elliott, например. Большое влияние на меня оказал Hype Williams. Он снял многие известные клипы Busta Rhymes. Знаешь, я принадлежу скорее к старому поколению видеорежиссёров. На самом деле, не очень понимаю то, что делают молодые клипмейкеры. Скажем так, «новую школу».

— Кендрик Ламар рассказывал, что в детстве отец отвёз его на съёмки «California love», и это предопределило его жизненный путь. Был ли у тебя такой момент? Или же всё шло само по себе?

— Ну, просто я очень люблю музыку. И когда я начал интересоваться кино, я понял, что музыкальные клипы — прекрасная возможность сделать так, чтобы видеоряд и музыка максимально органично дополняли друг друга. Настоящее волшебство. Поэтому, думаю, всё определил прежде всего мой безумный интерес к музыке.

— Ты помнишь первый альбом (или, быть может, это была песня), который бы впечатлил или как-то повлиял на тебя?

— Первый альбом, который я купил на кассете, был авторства Naughty By Nature. «19 Naughty III», если не ошибаюсь. Ещё я много слушал Lords of the Underground.



— Кто из других клипмейкеров кажется тебе достойным подражания? Или, может быть, ты просто хотел бы кого-то выделить?

— Одним из самых крутых лично для меня является Колин Тилли. Он может работать в разных жанрах. Колин с одинаковой лёгкостью может сделать видео как поп-артисту, так и самобытному электронному музыканту. Его работы очень близки по стилю и по тому, как он видит визуальную составляющую. Ещё я бы выделил Энтони Мандлера. Сейчас он, кажется, ушёл больше в рекламу и кино, но прежних заслуг это не отменяет.

— Назовёшь несколько самых запоминающихся видео от Мандлера и Тилли? Их работы действительно впечатляют.

— Если говорить об Энтони, то он снял многие из знаковых клипов Рианны. Видео к «Diamonds» я считаю одной из самых искренних и глубоких вещей, что он для неё делал. Колин же снял яркий клип на трек Криса Брауна «Look At Me Now». Там ещё как раз были Lil Wayne и Busta Rhymes. В то время это был настоящий прорыв. Тилли предложил совершенно новый взгляд на режиссуру и сам процесс создания клипов. Так, как он, сейчас делают очень многие.

— Был ли у тебя опыт в других областях? Может быть, ты писал сценарии? Или же сконцентрировался только на видео?

— Поначалу я снимал собственные короткометражки. Или помогал другим снимать собственные короткометражки. Да, я написал несколько сценариев, но они были как раз для подобного рода картин. Не художественных фильмов, а именно короткого метра. Вообще, моя главная цель — стать кинорежиссёром. Я безумно люблю музыку и, наверное, всегда буду снимать клипы. Но в дальнейшем мне бы хотелось оказаться в Голливуде и снимать именно художественные фильмы. Так что стараюсь набить руку и в написании сценариев тоже.

— Кто был первым из крупных хип-хоп-артистов, с кем ты поработал?

— Если судить по масштабам, то, наверное, это был French Montana. Примерно в то же время (2013-2014 годы — прим.) я начал работать с A$AP Ferg… Сложно сказать точно, кто именно был первым. Помнится, ещё был P. Diddy, но он, если я правильно помню, просто снялся в качестве камео в чьём-то из клипов.

— Что это был за клип?

— Кажется, видео для French Montana. К сожалению, сейчас мне уже трудно вспомнить. Я принимал участие в съёмках нескольких клипов для него, и в одном из них точно присутствует Puff Daddy. Мы просто сняли его на студии — и там Шон скорее задвигает речь, нежели читает рэп. (Смеётся.)

— Это сотрудничество как-то помогло тебе в карьерном или профессиональном плане?

— Стоит сказать, что на съёмках многих клипов тех лет, в которых мне довелось принять участие, я почти всегда был оператором-постановщиком. Следил за процессом съёмки, работой камеры, отвечал за освещение. Всё это добавляло мне очков: новые связи, пополнение портфолио и так далее. До поры до времени случаи, когда я бы занимался производством видео от и до, были очень редки. Именно моя активная работа в качестве оператора впоследствии привела меня к клипу для «Bodak Yellow», режиссёром которого был Picture Perfect.

— Вы потом много работали вместе и, полагаю, быстро стали командой.

— Да, всё верно. Он связывался с артистами и придумывал сценарий, а моей задачей было снять и осуществить весь постпродакшн.

— Возможно, странный вопрос: с кем проще работать? С исполнителями (мужчинами) или исполнительницами (женщинами)? Кто, на твой взгляд, лучше смотрится в кадре?

— Знаешь, сейчас многие артистки у нас выглядят в кадре даже более раскованно, чем мужчины. В песнях они точно злее и наглее мужчин. Та же Карди. Но в процессе общения (по крайней мере, в рамках съёмок) исполнительницы ведут себя более открыто, без пафоса.



— А как ведёт себя на съёмках Карди?

— Мы много работали и до сих пор продолжаем работать с ней. Помню, пару лет назад в прямом эфире в «Instagram» она даже хвалила один из наших клипов. В начале своей карьеры, до прихода популярности, Карди, как мне кажется… С ней было проще общаться. Она была более приземлённая. Теперь же в Карди чувствуется некоторое высокомерие. В общем, в характере произошли изменения. И, говоря это, я ни в коем случае не пытаюсь её задеть! Это всё рабочие моменты, они имеют место быть. Помню съёмки видео для Phresher (имеется в виду клип для совместного с Карди трека «Right Now» — прим.). До этого мы могли снимать много дублей подряд, а тут её будто подменили: после первого же дубля она внезапно начала нас торопить и жаловалась на усталость. Пришлось учитывать всё это, менять график и максимально подстраивать его под её пожелания. Короче говоря, становилось понятно, что этот человек уже стал знаменитым — и почувствовал это.

— Как родилась идея для клипа на «Bodak Yellow»? Почему именно Дубай? Кому это пришло в голову?

— Режиссёром клипа был Picture Perfect. Поэтому идея принадлежала целиком ему. Всё очень хорошо совпало, так как Карди была тогда в Дубае. Она то ли давала концерт, то ли просто решила отдохнуть. Её команда связалась с нами и предложила что-то снять. Основой клипа послужили пейзажи вокруг города. Кто знает, какой продукт получился бы в итоге, окажись Карди в другом месте. Все бы увидели совершенно иное видео. Она могла бы читать рэп на фоне гетто. (Смеётся.)

— Сколько по времени заняли съёмки?

— Не сказать, что долго. У клипа был не слишком большой бюджет. Даже не пришлось привлекать лейблы. Не было ничего, над чем бы пришлось возиться в процессе постпродакшна. Сам процесс протекал довольно быстро, без заминок.

— В клипе была сцена, где караван идёт по пустыне. Выглядит довольно убедительно. Почему вы решили сделать именно так?

— Это и есть магия монтажа! Подобные пейзажи нечасто снимают вживую. Для этого используются отдельные готовые футажи, которые легко можно найти и приобрести в интернете. Довольно распространённый приём. Мы прибегли к нему, потому как нам казалось, что это добавит клипу зрелищности. Будто бы перед зрителем дорогостоящая работа.

— Животные, получается, тоже часть такого футажа?

— Нет, они самые что ни на есть настоящие. В «пустыне» она сидела верхом на живом верблюде! Мы снимали это неподалёку от зоопарка, а затем наложили всю эту графику. Поэтому кажется, что Карди следует за караваном.

— Сложно ли было достать животных для съёмок?

— Вовсе нет. Карди фактически уже была звездой первой величины. Её популярность на тот момент позволяла легко решать подобные вопросы. Люди просто обращались к ней и предлагали что-то: «О, тебе нужна Lamborghini? Может быть, какие-то животные? Помещение? Конечно, вот, без проблем, пользуйся». Всё это за чисто символическую оплату и чаще даже бесплатно.

— Карди сильно боялась верблюдов и вообще съёмок с животными? Или же так ей нравилось больше, чем снимать на фоне футажа в уютной студии?

— О да, она часто бывала напугана. Мой друг снял очень много всего, что происходило за кадром. Например, когда гепард уже был готов напасть на неё, и она ужасно этого боялась. И всякое такое. Мне кажется, что-то ей точно не нравилось. (Смеётся.)

— Расскажи побольше о других своих работах для Карди. Например, «Washpoppin» и «Foreva».

— «Foreva» в числе моих любимых видео для Карди. У него крутая идея. Это видео я тоже снимал вместе с Picture Perfect. Бюджет был небольшой. Благодаря связям в Нью-Джерси мы без проблем смогли снять сцены в ангаре. Довольно весёлое видео. Здесь Карди показывает себя с другой стороны, она не так скована, танцует и делает всякие глупости. В сцене в магазине она появляется в маске от костюма бурундука. Это выглядит забавно и круто.

— Несмотря на сотрудничество с Picture Perfect, время от времени ты работаешь самостоятельно. На что лично ты делаешь упор? На передачу обстановки? Эффекты и обработку? Или же что-то ещё?

— Как я уже сказал, довольно долго я был оператором, впоследствии — оператором-постановщиком. Это в результате отразилось на моих собственных работах: мне важно освещение, важно настроение, которое передаётся посредством видео. Также имеет значение, под каким углом всё снято и так далее. Кстати, часто режиссёру и оператору дополнительно помогает редактор, которому они отправляют видео для дальнейшей обработки. У меня имеется определённый опыт в данной области. Это позволяет сходу продумать, что и как я отредактирую после съёмок. Я заранее могу спланировать ход работы и контролировать его. Одним словом, думаю обо всём сразу.



— Мне не очень нравится сравнивать людей, особенно когда это касается работы над чем-либо. Но, в отличие от того же Коула Беннетта, ты не слишком часто используешь эффекты.

— Я не испытываю никакой неприязни к молодым режиссёрам и их увлечению эффектами. В их глазах это выглядит круто, это выглядит ярко. Им хочется такое попробовать. Какое-то время назад я даже упустил возможность снять видео для AYLEK$, бывшей девушки Trippie Redd. Теперь этим, похоже, займётся Беннетт.

— Как всё произошло?

— Я разговаривал об этом с её командой. В какой-то момент переговоры неожиданно прервались: «Знаешь, мы всё же поработаем с Коулом». В этом есть толк, ведь это будет её первый клип. Большое количество цветов и ярких эффектов позволит им преподнести её аудитории более выгодным образом.

— Обидно.

— Ну, это абсолютно логичный шаг. Но в Голливуде работы Беннетта и его подход, скорее всего, не поймут. Для меня же музыкальные клипы — способ набить руку и набраться опыта, что позволит приблизиться к своей мечте. Ведь я хочу стать большим режиссёром и снимать художественное кино. А кино должно быть неподдельно искренним, настоящим. Без обилия эффектов.

— Часто ты работаешь не с самыми известными персонажами вроде Cardi B и Lil Kim. Недавно ты снял «I Don’t Understand It» — очень атмосферный клип для Dave East. Чья это была идея: твоя или Дэйва? Что здесь самое важное?

— Задумка была моя. И я же написал сценарий. У Дэйва как раз вышел микстейп «Karma 2», и мне показалось интересным попробовать сделать сразу несколько видео для этого релиза, объединённых единым повествованием. На всё это меня очень сильно вдохновила серия фильмов про Джона Уика. В общем, с помощью этого клипа мне хотелось начать эпичную историю про мафию и ограбления. Посмотрим, что в итоге получится.

— Были ли у тебя ещё идеи относительно клипов для этого микстейпа?

— Нет, в целом всё именно так, как я описал. Ну, разумеется, мне также хотелось знать мнение аудитории. Кстати говоря, есть определённый шанс того, что мы будем снимать продолжение в России. Там будут отсылки к русской мафии. На «Karma 2» ведь как раз был трек «Russia». Дэйв говорил, что хочет съездить в Россию и там снять к нему видео. Не могу быть уверен на все сто, но, кажется, там у него есть фанаты. Поэтому всё может быть.

— Увы, в России Дэйва многие рассматривают скорее как «подписанта лейбла того-самого-Наса».

— Думаю, тебе виднее. К слову, по поводу России есть ещё один интересный момент. Дэйв уже в течение какого-то времени работает над совместным материалом с Насом. А в июле Насир, если не ошибаюсь, выступал в Москве.

— Да, было такое. Он был на финале Чемпионата мира в «Лужниках».

— Ого, я не знал. Так вот, когда мы с Дэйвом обсуждали всё это, я подумывал предложить ему отправиться в Москву с Насиром.

— Чтобы снять видео для них обоих?

— Верно! Ты ведь слышал последний альбом Наса? Его спродюссировал Канье.

— Конечно. «Nasir». Очень серьёзный альбом.

— В заглавной песне, «Not For Radio», засэмплирован саундтрек из фильма «Охота за “Красным октябрём”». Все биты писал Канье, и наверняка взять такой сэмпл было его решением. И ты только представь. Там обречённо и очень медленно поют на русском что-то вроде: «До свидания, Родина!» Сэмплировать советский хор — как минимум необычно. Поэтому мне пришла в голову идея: а если бы они оба поехали в Москву, и там я снял бы видео и Насиру, и Дэйву? То есть два клипа сразу. Это ведь вполне реально. Буду надеяться, что всё получится.



— Дэйв ведь, по сути, протеже Наса. Он делает классический хип-хоп, но переосмысляя его. Тебе нравится такое?

— Думаю, я всё-таки консерватор сам по себе. Кстати, ещё меня почему-то постоянно просят назвать пять любимых рэперов.

— Ты можешь перечислить их и здесь. Было бы интересно узнать.

— Наверное, заниматься ранжированием и подгадывать, кто вошёл бы в топ-5 или, более того, топ-10, было бы уж слишком долго. Поэтому я обычно упоминаю трёх самых любимых исполнителей.

Первым для меня всегда был и остаётся The Notorious B.I.G. На втором месте Nas. Но я никогда не был большим фанатом Jay-Z или многих других признанных артистов, которые постоянно мелькают во всех этих списках и топах. Я всегда предпочитал Шакуру музыку Biggie, а Картеру — Насира. Поэтому, если бы мне предложили составить свой список великих рэперов, то Шон с Тупаком отправились бы на почётное последнее место. (Смеётся.) Насчёт третьего места сказать сложно. Думаю, Busta Rhymes.

— Теперь более интересный момент. Что насчёт «новой школы»? Кто тебе импонирует?

— Честно говоря, я постигаю это с некоторым усилием. Не всё мне понятно — но ничего не поделаешь, приходится адаптироваться. В то же время много молодых исполнителей хотят поработать со мной. Это отличный способ понять, кто они и что у них за душой. Знаешь, мне всё больше и больше нравится Trippie Redd и 6ix9ine. А ещё мне совершенно не нравится Lil Pump.

— Текаши в сентябре выступал у нас. Ты бы хотел в будущем снять для него клип?

— Люди из его команды уже предлагали мне сделать клип на «KEKE» (совместный трек с Fetty Wap). Я общаюсь с командой Fetty, они из Нью-Джерси. Мои земляки, как ты понял. Я отклонил это предложение, поэтому в итоге видео было снято моим хорошим другом. Дело в том, что снимать клипы для таких артистов всегда несколько рискованно. Друг рассказывал, что их потом накрывала полиция. У кого-то отбирали камеры, имели место даже какие-то стычки.

Ещё кое-что. В прошлом году я снимал видео для Casanova. Помню, там была сцена стрельбы из проезжающего автомобиля. К сожалению, я немного потерял контроль над собой. Мы ехали на полной скорости, и внезапно камера просто выскользнула из моих рук и разбилась. Началась полная неразбериха. С тех пор я гораздо более осторожен. А так, конечно, при благоприятном стечении обстоятельств я с удовольствием снял бы для 6ix9ine клип. Но если это было бы что-то в духе «KOODA»… В общем, я бы не стал. (Смеётся.)

— Говоря о новой школе. У тебя было видео для Da$h, Reese LaFlare и Corey Finesse. Это ведь разные по своей сути артисты. Что тебя привлекло в них и почему ты всё-таки решил поработать с ними?

— Corey Finesse тоже из Джерси. Мне нравится его музыка, и поэтому хотелось его поддержать. Corey — максимально простой и спокойный парень. Мы отлично общаемся. Мне, как другу, хочется и дальше ему помогать, особенно учитывая его проблемы с лейблом. Reese LaFlare был одним из первых уроженцев Атланты, с которыми мне удалось поработать. Он уважаем среди артистов, но широкая аудитория про него не знает. Мне хотелось, прежде всего, продемонстрировать его способности публике. И в то же время через него связаться с другими артистами. Он один из тех людей, кто задаёт тренды. На него смотрят, за ним наблюдают.

А Da$h… Знаешь, есть много разных людей с похожими псевдонимами. О ком ты говоришь?

— Тот, о котором говорю я, очень много работал с Retch.

— Мм, нет, не помню. Dash, которому я снял клип, вообще-то говоря, неплохо поёт. (Смеётся.)



— Oops, misconception! И всё-таки мне интересно — почему ты с ним поработал?

— Это всё исходит из того, о чём мы говорили в самом начале. Хочу быть как можно более разносторонним. Уметь как можно больше. К тому же, видео для поп-артистов приносят неплохие деньги. Одним словом, хочешь зарабатывать — работай с певцами. С Арианой Гранде, например.

— Тебе удалось связаться с кем-то из них? С той же Гранде.

— Это вообще маловероятно. Мир поп-музыки живёт по своим, совершенно отличным от хип-хопа законам. Хип-хоп сейчас таков, что ты можешь самостоятельно связаться с самим артистом и в сжатые сроки обсудить возможность и детали сотрудничества. С певцами и вообще поп-артистами гораздо сложнее. Прежде нужно обсудить все условия с их продюсерами и менеджментом. Я бы даже сказал так: мейджор-лейбл, представляющий интересы поп-артиста, скорее должен сам предложить тебе сотрудничество. Для этого, конечно, нужно иметь имя.

— Вернёмся к главному. Что тебе по-настоящему важно в современном хип-хопе: аутентичность, искренность? Или же звук, какой-то определённый настрой? Ведь ты давний и преданный фанат жанра.

— Для меня всё очевидно. Я всё меньше хочу связывать себя каким-либо образом с музыкой, пропитанной беспросветным негативом. Любой музыкой, которая несёт в себе такое настроение. В начале я снимал уличных рэперов. В своих треках они свободно говорят об убийствах и насилии. Они бравируют этим. Сейчас я понимаю, что это не для меня и не про меня. По этой причине, например, давно не снимаю видео для Uncle Murda, хотя мы неплохо общаемся.

— Можешь выделить то главное, что ты уяснил за много лет напряжённой работы с крупными исполнителями?

— Я понял, насколько они любят мелочиться.

— В каком смысле?

— Я был поражён, насколько известных артистов не заботят свои же клипы. А ведь они находятся на съёмочной площадке с полным обвесом украшений! Там одна только цепь будет стоить, скажем, тысяч 20 долларов. Не говоря уже о всевозможных кольцах и браслетах. Пьют они столь же дорогой алкоголь. Как ты думаешь, сколько они готовы отдать за видео? Сумма от 200 до 500 долларов кажется им вполне достаточной. Это уму непостижимо!

Или вот. Приведу пример, не называя конкретных имён. Несколько месяцев назад один известный артист написал мне и предложил сделать клип за две тысячи долларов. За пару дней до этого он выложил в «Instagram» фото только что купленного McLaren. Его цена, мне кажется, где-то тысяч пятьсот. Я тогда крепко задумался: «Если ты не готов вкладывать деньги в своё искусство и тебя заботит лишь уютный кожаный салон, то как вообще можно считать себя музыкантом?»