«Я буду твоим зеркалом» — как The xx нашли своё предназначение и записали третий альбом — Fast Food Music

«Я буду твоим зеркалом» — как The xx нашли своё предназначение и записали третий альбом

«Я буду твоим зеркалом» — как The xx нашли своё предназначение и записали третий альбом


Никому не придет в голову искать пристанище в грязном переулке лондонского района Кингс Кросс. Но через пару часов после официальной победы Дональда Трампа на президентских выборах кажется, что сложно найти более подходящее место, чтобы уйти от накатывающей действительности, чем этот темный тупик. На верхнем этаже дома, находящегося в конце переулка, располагается репетиционная комната The xx, в которой они готовятся к приближающемуся выступлению на «BBC». Через 2 недели концертом в Загребе стартует их первый за более чем 2 года гастрольный тур. Возвращение группы сопровождается выпуском третьего альбома. Пластинка, получившая название «I See You», может кое-что рассказать о выживании в мрачное время. Этим вечером все проблемы внешнего мира полностью изгнаны из комнаты.

Они проводят закрытую репетицию, во время которой нарастающие синтезаторы диджея Джейми Смита слышны только в наушниках. Лишь одинокая свеча, стоящая на усилителе гитары Роми Мэдли Крофт и будто бы высмеивающая разбросанные по всей комнате стаканы, привносит хоть какое-то тепло в этот мрачный и холодный день. «Я пытаюсь не проверять сразу же свой телефон, но…» — Мэдли Крофт умолкает и опускает взгляд вниз на свою худи с изображением «Siouxsie & The Banshees», —  «Я думала, что это шутка. У меня нет слов».

Не то, чтобы The хх являлись явно политизированной группой. Оба солиста группы, Оливер Сим и Мэдли Крофт, являются представителями сексуальных меньшинств. По этой причине группе удается создать редкий образ квир-интимности, хотя они и предпочитают видеть эту интимность универсальной. Глядя на эту троицу во время репетиции, легко представить на их месте подростков из Южного Лондона, играющих в гараже: Оливер — лидер группы, Роми — руководитель, Джейми же походит на молчаливого мудреца.

«Продолжим идти к нашей цели, и если что-то пойдет не так, просто позволим этому случиться», — говорит Сим. Смит в это время начинает проигрывать вокальные сэмплы сингла «Gosh» со своего более чем успешного альбома «In Colour», превратившего самого робкого участника группы в восходящую звезду. Мэдли Крофт параллельно начинает исполнять «Shelter», трек из одноименного альбома группы, поверх «чавкающего» бита. Мэш-ап не должен сработать: глухо стучащий «Gosh» с легковесными «синтами», уносящими тебя в небо Лондона, и тоскливый «Shelter» с его едва слышимой тоской. Но более чем 16 лет дружбы привели к тому, что участники группы мыслят в унисон, и треки идеально сливаются друг с другом. Песня Джейми лишь усиливает отчаяние, сквозящее из текста Роми. Когда «синты» Джейми устремляются в небеса, Роми откладывает гитару в сторону. Сим внезапно протягивает ей руку, и исполнители, медленно вращаясь, начинают покачиваться в объятиях друг друга, после чего вновь возвращаются к микрофонам для исполнения последних строчек песни.

«Мне нравится наш танец во время исполнения “Gosh”. Давай медленно танцевать!», — говорит после их танца Оливер. Роми же менее уверена насчет целесообразности этой идеи. Они еще раз бегло исполняют эту песню, но пробуют танцевать менее спонтанно: их руки сложены, в то время как ее голова покоится на его плече. После окончания танца они еще некоторое время держатся за руки. «Мы определенно должны так сделать!», — восторженно заявляет Сим.

Хоть это и не надувной хот-дог Майли Сайрус, но даже такое «шоу» дается the xx нелегко. Перед началом исполнения нового трека «Lips», откровенно пошлой песни, выстроенной вокруг «бочки» и навязчивого нестареющего классического сэмпла, Мэдли Крофт спрашивает Сима: «Мы должны стоять лицом к лицу?». «Нам надо привыкнуть стоять лицом друг к другу и не смотреть на Джейми. Я буду смотреть мимо тебя». Столкнувшись с таким интимным моментом во время исполнения, Медли Крофт начинает морщиться и мазать мимо высоких нот.



Когда The xx только появились, их музыка звучала как личное послание каждому слушателю. Эта интимность создавалась благодаря давней связи участников группы. Они росли вместе: Мэдли Крофт и Сим играли в одной песочнице еще будучи детьми, Смит присоединился к их компании в 11 лет, когда все трое поступили в Школу Эллиота в Южном Лондоне. Группу же они образовали лишь в свой последний год в школе после непродолжительных попыток создавать музыку по-отдельности в тайне друг от друга.

Участники группы были просто ошарашены своим внезапным прорывом в 2009 году после выпуска дебютного альбома, который носил незамысловатое название «The xx». Им на тот момент было лишь по 20 лет, и получение премии «Mercury Prize» за лучший альбом в Великобритании и Ирландии в 2010-м стало для них полной неожиданностью, как, впрочем, и продажи альбома, которые впоследствии приблизились к 2 миллионам копий во всем мире. Журналисты поначалу издевались над их внешним видом, называя группу «готами с окраины». Однако это было скорее отражением их социальной позиции, чем обдуманно выбранным образом.

Среди ярых фанатов группы были такие люди, как создатель «Симпсонов» Мэтт Грейнинг, пригласивший их выступать на фестивале «All Tomorrow’s Parties», который на тот момент курировал. «Они постоянно отводили взгляд, будто во время отношений, которые вы знаете, что близятся к концу, но еще официально не закончены», — рассказывает сквозь смех Грейнинг, вспоминая их выступление. «Но, несмотря на это, они отлично доносили свою музыку до зрителей. Я думаю, дело было просто в неопытности и застенчивости. Они определенно не были надменными и высокомерными».

«I See You» — первый альбом группы, в котором важную роль играют сэмплы Смита, которые он расценивает как свой собственный голос. Первый трек альбома «Dangerous» начинается с эффектных фанфар, которые сразу же повышают интерес (при первом прослушивании показалось, что они что-то перепутали и включили не ту запись).  Мэдли Крофт и Сим во время работы  над этой пластинкой сочиняют вокальные партии вместе, открыто обсуждая их в процессе. Этот подход сильно отличается от процесса работы над прошлыми релизами группы, когда музыканты общались посредством электронной почты. Как результат, теперь их партии не следуют друг за другом и звучат целостнее. Раньше тексты песен группы звучали осторожно, будто находятся лишь в голове у исполнителей. На «I See You» они больше рискуют и часто позволяют себе кричать как великолепные вокалисты из 80-х годов. «’Cause I couldn’t care less, if they call us reckless until they are breathless» («Потому что мне не может быть более безразлично, если они называют нас безрассудными, пока они задыхаются»), — поют Мэдли Крофт и Сим поверх зловещего баса в начале альбома. «They must be blind» («Они, должно быть, слепы»).

За день до этой репетиции The xx ночевали в главном офисе своего лейбла «XL Recordings» в Западном Лондоне. Их публицист открыл дверь в стильную комнату отдыха, в которой они находились весь день взаперти. Все три участника группы, одетые в черное, лежали друг на друге на гигантском диване словно куча щенков. Они разъединяются друг с другом и встают, чтобы пожать руку. Разговор про их новые резкие песни зашел и в тот день, однако на этот раз причиной стало обсуждение такой банальной темы, как взросление. Мы затронули тему кризиса четверти жизни и астрологического феномена, называемого «возвращение Сатурна», который случается примерно в их возрасте:  Смиту 28 лет, Симу и Мэдли Крофт — 27. Сим кивает с энтузиазмом  — буквально вчера он обсуждал этот феномен со своей мамой.

Для него написание песен — это больше «обработка реально произошедших событий», чем работа с наблюдениями. Например, «достижение возраста, в котором быть самым пьяным человеком в комнате больше не является чем-то привлекательным».



Во время работы над вторым альбомом «Coexist», вышедшим в 2012-м году, The xx знали, что для дальнейшего успеха им потребуется выйти из своей зоны комфорта. («Наша зона комфорта довольно мала»,  — заявила Мэдли Крофт). Они записывали этот альбом в обустроенной Смитом студии, находившейся прямо около «Макдональдса» в Западном Лондоне, и не давали никому его послушать, пока не посчитали, что работа подошла к концу. «Мы находились под большим давлением, исходящем в основном от нас самих: “Что людям нравится в нас? Что делает наше звучание уникальным? Что нам нужно сохранить в нашем звучании?”», — говорит Сим. «К сожалению, когда мы задумываемся об этом, то начинаем звучать скорее как пародия на самих себя». Они договорились не заходить в «Макдональдс» до тех пор, пока не закончат лонгплей. Какая-никакая, но награда.

На этот раз у них изначально был план записать релиз в различных, не похожих друг на друга локациях. В марте 2014-го они обустроились в большой резиденции в «Park Avenue Armory», располагающемся на Манхэттене. Концерты, которые они там давали, не были похожи на какие-либо другие: на каждом выступлении было лишь 45 зрителей, хоть напоминающее ангар помещение и могло вместить в себя на пару сотен человек больше. «На нашем последнем шоу, подняв глаза, я увидела Мадонну, одетую в длинную меховую шубу и  пристально смотрящую на меня», — как будто не веря самой себе, говорит Мэдли Крофт. «Я пыталась не смотреть на нее и думала о том, как мне теперь выступать: “На нас смотрит Мадонна. Может, мне стоит выкладываться больше?”»



Там они также записали немного материала, после чего отправились в небольшой техасский город Марфа (где позже был снят клип на трек «On Hold» — прим. автора перевода), а после в Исландию, где также продолжали записывать материал для нового альбома. Эти ранние сессии перекликались с созданием проекта Смита «In Colour», на котором Сим и Мэдли Крофт также поучаствовали, отдав весь контроль в руки Джейми. Это привело к тому, что участники группы нарушили свое старое правило (вся написанная ими музыка должна подходить для исполнения вживую), открыв тем самым новые возможности для ее создания. Для предотвращения последующих попыток нарушить это правило, со-менеджер и близкий друг группы Кайус Поусон придумал так называемую «групповую терапию», во время которой они должны были каждый месяц отчитываться о проделанной работе, исполняя свою музыку перед гостями в лице Sampha, Four Tet, солистки Savages Дженни Бет и другими.

В ноябре того же года The xx вместе с Кайусом и звукоинженером Родайдом Макдональдом  совершили пятидневное автомобильное путешествие по Западному побережью США до Лос-Анджелеса. Смит был за рулем, и участники путешествия знакомили друг друга с огромным количеством музыки:  различными альбомами Артура Рассела,  Fleetwood Mac, Heart, Ace и других понравившихся им рок-групп.

Целью путешествия в Лос-Анджелес были развлечения и возможность добавить определенное настроение на новый релиз. Но, как отметил впоследствии Макдональд, «иногда эти развлечения заходили слишком далеко». Было слишком много вечеринок и выпивки. Они арендовали особняк в Голливуде и работали там над треками вроде «Replica», который является отчаянным посланием Сима о попытке отстраниться от  саморазрушения и уйти от действительности. Во время путешествия они побывали на вечеринке в честь дня рождения Майли Сайрус, после чего позвали к себе в особняк слишком много народу для продолжения веселья. «Произошел небольшой конфликт», — говорит Макдональд. «Это был тот самый момент, когда мы все вспомнили, что должны работать над альбомом».

По окончанию этой сессии пути участников группы на время разделились. Мэдли Крофт решила остаться в Лос-Анджелесе и поэкспериментировать с поп-звучанием, изначально понимая, что результат столь необычных экспериментов может оказаться ужасным. Но это и было целью. Она записывалась с такими артистами, как солист Rhye Роберт Ханнибал и фронтмен One Republic Райан Теддер. «Я обращался к музыке The xx во время студийных сессий на протяжении последних трех лет», — говорит Теддер, успевший поработать со всеми значимыми поп-звездами, от Тейлор Свифт до Бейонсе.

Смит в это время был занят сольными концертами и работой над «In Colour». Сим решил побыть дома в Лондоне, где пошел по наклонной. Эти поездки были запланированы для того, чтобы дать участникам группы отдохнуть друг от друга, что в дальнейшем должно было сплотить группу, но в итоге участники группы лишь отдалились.



Когда все члены группы путешествуют по отдельности, это обычно является плохим знаком. Но за 3 дня до поездки в Хорватию и начала тура короткие переезды в такси и недолгие посиделки в пабе являются чуть ли не единственными возможностями немного разбавить плотный график и побыть в одиночестве.

День начинается ранним утром с поездки с Симом на фотосессию. С нашей последней встречи группа успела очаровательно неловко дебютировать на «Saturday Night Live». Ведущей того выпуска была Кристен Уиг. Участники группы говорят, что ее присутствие сделало их появление проще и спокойнее, и оказалось, что эти чувства были взаимными. «Я была счастлива, когда узнала, что они будут музыкальными гостями на «SNL», когда я буду ведущей», — сказала Уиг после шоу. «То, что будут выступать The xx, показалось мне подарком и немного успокоило меня во время шоу, на протяжении которого я не переставала нарезать круги по студии».

У Сима хорошее предчувствие по поводу предстоящих выступлений. Это будут одни из первых его концертов, на которых он будет трезв. В 2014-м году, когда группа вернулась из тура в поддержку «Coexist», он понял, что ему недостает некоторых важных умений в жизни, как, например, способность позаботиться о себе и умение планировать дальнейшую жизнь. «Я слишком много времени тратил впустую, оправдывая это празднованием того, чего я достиг за последние несколько лет». Он скрещивает и пальцы и поднимает брови. «Просто боролся с мыслью, что взрослею. Некоторые мои друзья начали немного “стареть”, а я не собирался». Он боялся ответственности. «И алкоголь, как и многие другие вещи, всегда был всем или ничем для меня. Поэтому прямо сейчас для меня он ничего не значит». Прошло больше года с его последней выпивки.

Автомобиль проезжает мимо задней части собора Святого Павла. «Я был последним человеком, который верил в то, что у меня успешно получится завязать с алкоголем», — неуверенно говорит Сим. «Каждый высказывал мне свое мнение, я их выслушивал. Но проблема, думаю, была в том, что я отдалялся от всех и думал: “Откуда им знать?”».

Говорю ему, что это звучит, будто он на кого-то жалуется.

«Да», — отвечает Оливер, его мягкий типичный для Южного Лондонца акцент становится менее заметен. «Я действительно жалуюсь. То, что Джейми и Роми противостояли мне по-отдельности, независимо друг от друга, стало… последней каплей».

В то же время он начал беспокоиться по поводу своего вклада в творчество группы. «Мне всегда было плевать на то, что я веду нездоровый образ жизни», — говорит он, немного успокоившись. «Тот факт, что я стал менее креативен, бил по мне намного сильнее, и я начал обманывать себя, думая, что становлюсь креативнее, когда выпью».

В месяцы перерывов между сессиями записи музыки, в то время, пока его друзья работали над сольными проектами, Сим начал сильно беспокоиться по поводу их взаимоотношений. Паранойя развивалась на фоне его собственных интерпретаций сообщений от остальных участников группы. «Когда ты долгое время кого-то не видел, становится очень легко напридумывать себе то, что на самом деле не происходит», — утверждает он. «Я всегда чувствовал, что двое других участников группы на шаг впереди меня в вопросах уверенности и зрелости. Я волновался, что они идут вперед, а я — нет».

Оливер смеется над моими словами о том, что он создает впечатление самого уверенного в себе участника группы, решив рассказать одну старую историю о Джейми: будучи подростками, они возвращались домой со школы, и Джейми, повернувшись, сказал: «Я уже смирился с тем фактом, что не окажу большого влияния на мир». Сим смеется, вспоминая это. «Я тогда думал: “Самый депрессивный момент в моей жизни. А как же стремление к звездам?!” Сейчас Джейми достаточно уверен в себе, он — довольно крепкий парень». Сим также не обделяет вниманием и Мэдли Крофт. «Она — идеальный пример ситуации: “Если что-то пугает меня, то я собираюсь это сделать для своего совершенствования”. Мне не кажется, что она любит дискомфорт, но она нарочито заставляет себя это делать». Сим перекатывает стакан кофе по ладони. «А я просто пытаюсь найти в себе хоть немного уверенности».



Сейчас его больше всего пугают разговоры с незнакомцами; напускная смелость, которую он чувствовал, когда был моложе, сменилась социальной тревожностью. Но у этого есть и обратная сторона. «Сейчас, после успешных разговоров, я чувствую себя действительно хорошо, и это остается со мной в отличие от… обычных, ничем не примечательных», — говорит Сим. «Хоть мне сейчас и сложнее, но я действительно счастливее». Тем не менее, его также беспокоит вопрос о том, что случится после выпуска альбома. «Одна вещь, которую я не могу выкинуть из головы и которая, если честно, делает меня немного грустным, так это: как мне теперь все отпраздновать и немного расслабиться? Я до сих пор думаю над этим».

«Coexist» заканчивался песней «Our Song», любовным письмом участников The xx друг другу. «All I have, I will give to you» («Я отдам тебе все, что у меня есть»), — поют они там, повторяя традиционные свадебные клятвы. Зная теперь, как тяжело ребятам далась запись альбома, строки этой песни воспринимаются как ремонтные работы по восстановлению их взаимоотношений. Сим согласен с этим. В противовес чувственному окончанию «Coexist», «I See You» оканчивается брутальной «Test Me», которая могла быть написана только лишь на основании твердого фундамента в отношениях. Все слова песни написала Медли Крофт и исполнила ее в первый раз перед Симом, отвернувшись от него. «Just take it out on me, it’s easier than saying what you mean» («Просто вымести все на мне, это проще, чем сказать, что ты хотел сказать»), — поет она непоколебимо. «Test me, see if I break, tell me this time you’ve changed, test me, see if I stay, how could I walk the other way?» («Проверь меня, и если увидишь, что я не выдержала, скажи мне, что в этот раз ты изменился; проверь меня, и если увидишь, что я осталась, — как я могла поступить по-другому?»)

Сим выдыхает и начинает смеяться, вспоминая тот момент. «Было тяжело, но мы обнялись. Я был рад все это слышать».



Спустя пару часов публицист группы привез Мэдли Крофт в паб в Западном Лондоне. Пока Роми была в Лос-Анджелесе, она даже представить себе не могла, с какими проблемами столкнулся Сим. «У меня было предчувствие, как у лучшего друга, что с ним не все в порядке, но все выпивают время от времени, и я не могла даже подумать, что у Оливера с этим проблемы». Она смущается. «Как и любое другое происшествие с моим другом, эта ситуация меня очень расстроила, потому что я очень сильно забочусь об Оливере и желаю видеть его счастливым».

Название альбома «I See You» звучит вызывающе, хотя и подразумевает под собой доброту, взятую из слов песни Velvet Underground «I’ll Be Your Mirror»: «Please put down your hands cause I see you» («Пожалуйста, опусти руки, потому что я все вижу насквозь»). «Иногда друг может увидеть тебя лучше, чем ты сам», — говорит Мэдли Крофт. «Я очень много раз хотела сказать Оливеру, и я пыталась это сказать: “Ты удивительный, и в тебе так много всего прекрасного”. Иногда человек должен сам во всем разобраться. И я действительно думаю, что он это сделал, я действительно им горжусь».

Что касается Мэдли Крофт, то все время после выхода «Coexist» она пыталась смириться со смертью близких людей. Ее мать умерла, когда ей было 11, отец — когда ей было 20, во время того, как они с группой давали концерт в Париже. Через 2 недели The xx отыграли свой самый большой на данный момент концерт в «Shepherd’s Bush Empire» в Лондоне. Роми посвятила этот концерт своему почившему отцу. А еще через месяц она потеряла свою двоюродную сестру, которая была ей как родная. «Ох уж эти взлеты и падения», — вспоминает она. «Но мои родные были бы рады моим успехам». По иронии, осознание этого горя пришлось на долгий период простоя между написанием альбомов.

«Brave For You» является первой песней, в которой она говорит о своих родителях. «Though you’re not here, I can feel you there, I take you along» («Хоть вы и не здесь, я все равно вас чувствую, вы всегда со мной»), — поет она поверх содрогающегося инструментала Смита. Все заканчивается на минорной ноте: «There are things I wish I didn’t know, I try my best to let them go» («Есть вещи, которые я бы предпочла не знать, я стараюсь забыть их»).

Погружаясь в то, что ее пугает, Мэдли Крофт стала бесстрашной. «Приятно, учитывая, что раньше я боялась даже вызвать обслуживание номеров, — они же чужаки!», — смеется она. «Довольно опасно! Но больше это для меня не проблема».

Публицист возвращается с Джейми Смитом и ожидающим их водителем. Он сначала должен отвезти Медли Крофт на ужин с ее девушкой, а после доставить Смита на вечеринку его друга в честь Дня благодарения. Они находят 5 минут, чтобы поговорить о предстоящем переезде Джейми. Завтра он переезжает из своего дома в центре загруженной Олд Стрит в тихий Клэптон на востоке Лондона. А менее чем через 36 часов они все сядут на самолет до Хорватии. Сегодня утром поступили в продажу билеты на 7 концертов группы в пятитысячном зале «Brixton Academy». Сейчас 6:30 вечера, и все билеты уже проданы.

Хоть Смит и является самым взрослым участником The xx, он говорит, что чувствует себя незрелым. Его личным прорывом стало то, что он научился «пробовать делать все, что я никогда не делал, и говорить обо всем, о чем никогда не говорил, как и никто в моей семье». Он стал более открытым человеком, чем был когда-либо, хоть он и по-прежнему отвечает на вопросы немногословно, будто мальчик, у которого спросили, что он делал сегодня в школе. «Это помогает мне чувствовать себя лучше, даже когда я говорю вещи, которые не обязательно покажут меня в хорошем свете. Тот факт, что Роми и Оливер ко мне прислушиваются, а я прислушаюсь к ним, действительно заставляет чувствовать себя комфортно». Он выглядит довольно уверенным благодаря неровно приподнятым бровям и периодически вворачиваемым комментариям.

Джейми говорит, что был рад видеть Кристен Уиг на их недавнем выступлении на «SNL», хоть они и встречались до этого на его диджей-сете в одном из клубов Нью Йорка в 2012. После вопроса о том, что на «I See You» нету его фирменных стальных барабанов, он выдавливает из себя кривую улыбку «Джастин Бибер делает тропикал-хаус». Также он говорит, что понимает недовольство консервативно настроенных любителей танцев по поводу «In Colour». Но, тем не менее, «я играл в самых лучших клубах мира, поэтому…»

Во время тура в поддержку «In Colour» Смит чувствовал, что его коллеги по группе отдаляются от него, «что бывает довольно часто». Но он был хорошо осведомлен о проблемах с алкоголем Сима. «Это стало уроком для нас всех», — утверждает Смит. «Оливеру говорили, что он должен справиться со всем самостоятельно, и он справился. Это был поступок взрослого человека, намного более взрослого, чем я».

Менеджер Кайус Поусон говорит, что Смит, «классический пофигистичный англичанин», себя сильно недооценивает. «Джейми был объединяющим элементом группы в тот момент. Он вернулся из тура и стал тем, кто спасает остальных. Для такого человека как Джейми, который до сих пор пытается собрать воедино все свои эмоции, это было колоссальным давлением. Тот факт, что человек сам не может до конца понимать свои чувства, не означает, что он не может помочь другим справиться с их эмоциями».

Одна из песен, которые так и не попали в окончательный трек-лист альбома, называется «Naive». В ней Сим удивил своих партнеров по группе честными и искренними словами, которые он не был готов сказать в реальной жизни. «Everyone’s trying to save me, can’t they see I’m having fun?» («Все пытаются мне помочь, но разве они не видят, что мне весело?»), — поет он с сарказмом и отвращением к самому себе. «Something’s wrong, but I choose to be naïve» («Что-то не так, но я предпочитаю быть наивным»). Как ответ, Смит засемплировал строчку из песни Дрейка: «That’s the wrong thing to do» («Это неправильно»).



«Boćarski Dom», находящийся в Загребе, представляет из себя довольно чахлый спортивный стадион днем и еще менее впечатляющий концертный зал вечером, в котором даже туалеты отсутствуют. Лишь на улице стоит ряд пластиковых кабинок, что в 35-градусную жару является довольно спорным решением. Торговец-нелегал на улице продает совсем неподходящие майки — там изображены участники группы, стилизованные под героев сериала «Гриффины». Тут даже можно курить в помещении, что все, собственно, и делают.

Во время подготовки к выступлению два работника сцены распыляют что-то на пол, и скрупулезно его протирают. Выглядит, будто бы они занимаются керлингом. Черная ткань спадает с гигантской плексигласовой установки Смита, которая напоминает барную стойку, у которой бы с удовольствием выпила Кэрри Брэдшоу из сериала «Секс в большом городе». Нижние полметра установки сделаны из зеркального стекла, в котором отражаются пару нижних рядов зрительского зала, — The xx хотят, чтобы фанаты знали, что они их тоже видят.

В 9:33 выключается свет. Бас отражается от кирпичных стен концертной площадки. Мэдли Крофт и Сим театрально двигаются, будто болтаются на волнах. Они стоят у края сцены и смотрят на толпу, игнорируя фанатов, которые просят их подписать диск «In Colour». Когда холодные «синты» «Brave For You» начинают разноситься по залу, сцена загорается красным, а полупрозрачная стойка Джейми Смита начинает мигать дикими белыми огнями. Как только Медли Крофт допевает свою душещипательную партию, Сим подходит к ней и крепко обнимает.

Как он это делал в репетиционной комнате в Кингс Кросс, Смит перемешивает «Gosh» и «Shelter». «And I’ll cross oceans, like never before, so you can feel the way I feel it too» («И я пересеку океаны, как никогда прежде, поэтому ты сможешь почувствовать себя так же, как я»), — уверенно поет Роми. Ее медленный танец с Симом наконец дождался своего дебюта. Ухмыляясь, он пробегает через всю сцену, кладет руку ей на спину, голову на плечо, и они начинают раскачиваться из стороны в сторону.